• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:18 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Кажется, сегодня я выучила о Скандинавии больше, чем за предыдущие пять лет.
Работа - занятие суровое :-D
Прямо чувствую, завтра поставят на табуретку и заставят наизусть рассказывать. Особенно про классы кают. И про троллей в норвежском стортинге.
Следующий уровень мастерства - научиться с закрытыми глазами вычерчивать на карте маршрут следования парома.

@темы: idag, kvalificerad struntprat

10:11 

Der Märchenkönig

Listen how calmly I can tell you the whole story
Сегодня день рождения Сказочного Короля, Людвига II Баварского



Людвиг,
Горностаевый,
Истаявший,
В голубом мундире,
Мальчик на дне –
Видишь –
Там, в тине –
Небо,
Лебяжий пух
И поцелуй Лоэнгрина.
Это Смерть нежна:
Ее пелерина
Пахнет австрийской императрицей.
Это Смерть нужна:
Как нужны
Только Тебе были птицы.
Тебе венец совьют они.

Людвиг,
Люди – ведь не лебеди.
Оставь
Людское – людям,
Людвиг,
И утони…
(c) Нестор Пилявский

@темы: идолы, история, мертвые поэты, стихи

10:03 

Книжный флэшмоб, финал

Listen how calmly I can tell you the whole story
День 1-58

День 59: Самая любимая книга из всех
"Мастер и Маргарита". Без объяснений - просто люблю.

И последний вопрос...
День 60: Книга, которую вы читаете прямо сейчас

"Станция на горизонте" Ремарка. Несмотря на то, что все школьные годы прошли в немецко-язычной и немецко-культурной среде, я, к своему стыду, практически не знакома с классиками немецкой литературы. Наверстываю.

запись создана: 02.05.2011 в 21:25

@темы: скажи мне, что ты читаешь, книжный флэшмоб

19:48 

Хай-Лайн Парк, Нью-Йорк

Listen how calmly I can tell you the whole story
Хай-Лайн - парк протяженностью около 1,6 км, разбитый на отрезке заброшенного надземного железнодорожного полотна, которое идет вдоль западной оконечности Манхэттена. Ветка Хай-Лайн открылась в 1934 году, она проходила прямо через здания и целые кварталы и соединяла заводы и магазины; эта транспортная артерия позволила перевозить сырье и готовые товары в черте города, не мешая движению на загруженных улицах. Однако с 50-х годов значение Хай-Лайн постепенно уменьшалось, объемы перевозок сокращались, в середине 80-х ветка окончательно пришла в запустение, став уголком одичавшей природы в сердце мегаполиса. Общественность и городские власти обсуждали проект демонтажа Хай-Лайн, однако железнодорожное полотно, превратившееся в уникальный заброшенный мир, известный разве что городским сталкерам, было спасено инициативным движением под руководством Джошуа Дэвида и Роберта Хэммонда. Хай-Лайн было решено преобразить в зеленую пешеходную зону. Первая ее секция открылась в июне 2009, вторая - в июне 2011.

На фотографиях неухоженная часть Хай-Лайн предстает удивительным миром, богатым на красивые безлюдные пейзажи и атмосферу таинственности. Это живая иллюстрация к фантастическим романам. Ниже - снимки разных фотографов, которым диковатое обаяние Хай-Лайн тоже пришлось по душе. Картинки большие и их много.






Источник снимков: www.thehighline.org/galleries/images

@музыка: IAMX - Think of England

@темы: фотографии, это интересно!

19:19 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Я нашла ее, песню, которая пару дней назад заставила меня плакать и танцевать.

@темы: песня, настроение, embed media

17:17 

Тюбетейка

Listen how calmly I can tell you the whole story
Отче привез из Туркмении оригинальный сувенир. На самом деле я просила ослика Тюбетейка - это вещь, скажу я вам. Она явно обостряет связь с космосом, в ней думается лучше -) Дорогая carottt@yandex.ru, я обещала тебе это показать
Смотреть?

@музыка: Hyde - Secret letter

@темы: kvalificerad struntprat, фотографии

15:23 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Посмотрела "Залечь на дно в Брюгге". Макдоноховский сценарий узнаваем по организации диалогов. На ряду с видами прекрасно-меланхоличного Брюгге, где мне теперь очень хочется побывать, в поле зрения попались актеры из "Гарри Поттера", мини-табором перекочевавшие в эту картину. Удивительно, что на месте Фаррелла не оказался кто-нибудь из той же когорты. Впрочем, это понятно: национальная ирландская солидарность. Фаррелл по-прежнему складывает бровки домиком, от Рейфа Файнса всё ожидаешь, когда он закричит "Авада Кедавра!" В целом, как-то не произвело на меня должного впечатления. Пересмотреть, когда настроение будет более лирическое.
Но Брюгге чудесен. И музыкальное сопровождение, конечно же.


@темы: embed media, cinématographe

22:34 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Она пока молчит, и ходит в задумчивости по комнате, то и дело останавливается у окна, словно успевает забыть, что секунду назад уже видела этот пейзаж. Молчит, погруженная в себя, и я не решаюсь заговаривать с ней - вдруг собью с мысли. Ее прямая - выпрямленная - спина, тугая улитка темно-медных волос - в них строгость, убедительная просьба не мешать. Я не мешаю. Я жду.

Ну а пока она не созреет для беседы, я слушаю музыку.







@темы: embed media, rêveusement, вечернее, песня

02:36 

Сказка. Начало

Listen how calmly I can tell you the whole story
Интересно, почему так получается, что я есть, и в то же время меня как будто нет, размышляла Соня, прогуливаясь по покатой, словно стекающей с берега в воду беломраморной террасе Новой оперы. Ультрасовременное здание – сплошь сталь, стекло и белый камень – походило на космический корабль, при посадке одним краем зарывшийся в прибрежный песок.
Нет, не так. Почему я одновременно здесь и где-то далеко? Мое тело, вот оно, меряет медленными шагами пандус театра, а разум… А разум уносится в выдуманные мной самой миры, видит нездешние пейзажи, ведет обстоятельные диалоги с воображаемыми друзьями, заводит знакомых среди людей, настоящая встреча с которыми едва ли возможна, переигрывает сценарии уже случившихся событий, заглядывает в будущее… Крылья фантазии…
читать дальше

@темы: Лис и компания, ночная галлюцинация, творчество

15:51 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Еще давно, освободившись после очередной консультации у ВПТ, сидели мы с Ксюшей в институтской столовой, пили кофе и беседовали о читательских привычках. Помнится, я пожаловалась, что дома не осталось совсем ничего интересного, надо ехать в библиотеку. Ксюша тогда сказала, что медленно читает, поэтому одной книги ей хватает надолго. Очень полезная особенность, между прочим. И дело не только и не столько в том, что можно на продолжительное время откладывать процесс поиска литературы, подходящей к настроению момента. Медленный темп чтения позволяет больше увидеть, понять, запомнить – качественно «проработать» книгу, так что не начнешь забывать содержание, едва перевернув последнюю страницу. Один роман превращается в целую эпоху. В детстве я так умела. Не торопясь, отдавая одной книге с месяц, я переживала ее всеми фибрами и обогащалась, это было полезное для души чтение, развивающее. А сейчас как будто спринтерский забег; как-то неправильно проглатывать книги ради галочек. Надо бы сбросить скорость… Растирать в пальцах до основы, чтобы вышел весь аромат. Вдумчиво наслаждаться вкусом слов, влюбляться в детали, цитаты, героев. Жить вместе с ними, так, чтобы завершая книгу, грустить, как о безвозвратном отъезде друга. Это, пожалуй, более разумная и эффективная форма знакомства с мировым литературным наследием. И способ замедлить ход времени.

К слову, о недавно прочитанном.
«Искупление» Макьюэна. Поначалу роман не вызывал особых эмоций; разве что линия, связанная с писательскими начинаниями Брайони была мне любопытна - ибо сама такая. Но затем, когда домыслы стали наворачиваться один на другой, образуя гигантский снежный ком недоразумений, пустивших жизни стольких человек по альтернативным сценариям, стало затягивать. Этот роман – одно большое условное предложение: «если бы не… то не…». Сильно распространенный конъюнктив. На первый взгляд, ошибочные показания Брайони не повлекли за собой ничего такого, что не могло бы случиться без их участия: в виду войны Робби вполне могли забрать на фронт, а сестры Толлис, движимые гражданским долгом, и так отправились бы служить медсестрами. События не кажутся столь уж инфернальными и судьбодробительными, пока дело не доходит до послесловия и не открывается истинный финал истории. И лишь когда выясняется, что в реальности Робби и Сесилия погибли, так больше и не встретившись, кто-то подрубает канаты, и подлинная трагедия всем своим весом тихо и неумолимо соскальзывает на твой разум, и становится как-то особенно грустно… за всех.

«Марио и волшебник» Т.Манна прочла под влиянием… э-э-э… личного пристрастия, но неважно. За что я люблю классическую литературу, так это за соответствие цели и средств, за недвусмысленность метафор, за то, что главная мысль произведения очищена от зауми и ушепритяжения. И если в 1930-м создается рассказ, в котором желчный, мизантропичный гипнотизер-горбун с согласия присутствующей публики над этой самой публикой измывается, да еще хвастает своим успехом на приеме у дуче, то произведение сие не может быть ничем иным, кроме как аллегорией фашизма, постепенно порабощающего итальянское общество. Вообще, крайне удачный образ – манипулятор. Чем еще, как не массовым гипнозом и истерией, перешедшей позднее и в другой стране в бешенство, можно объяснить это внезапное общеевропейское помешательство, когда миллионы вроде бы здравомыслящих людей не смогли осознать босховской абсурдности факельных шествий, построений в кресты, взбрасывания руки, когда никого не покоробила инфернальность возврата к едва ли не мифологическим действам в двадцатом-то веке. И главное, попытки опираться на собственную волю практически бесполезны – все равно найдется ключик, все равно сопротивление рано или поздно будет сломлено. Протест всегда утомителен, отнимает силы, делает изгоем – так не проще ли и приятней покориться и вместе со всеми танцевать в ногу? Рассказ в смысле метафоричности плотнейший, при этом очень прозрачный. Что касается постановки… Собу, исходя из того немного, что мне удалось увидеть, играет скорее не олицетворение фашизма, а именно злобного, коварного калеку, чье самолюбие так приятно тешит власть, способность управлять, быть единственным при светлом разуме среди толпы покорных зомби.

@темы: скажи мне, что ты читаешь

19:24 

Сводка новостей

Listen how calmly I can tell you the whole story
Вышла вчера вечером прогуляться в Муринский парк и неожиданно попала на опен-эйр по поводу 75-летия Калининского района. Видела и слышала Игоря Корнелюка, настоящего.

Собираю документы на загранпаспорт; анкеты на сайтах подозрительно различаются отсутствием/наличием графы о детях. Сфотографироваться в воскресенье, конечно же, нигде нельзя, равно как и заплатить гос.пошлину [а я, наивная, рассчитывала сегодня разобраться со всеми бумажками]. Ну что ж, morgen-morgen, nicht nur heute. Молюсь, чтобы ОВИР оказался завтра безлюден и адекватен.

6-го числа убуду в Тверскую на неопределенный срок; там от меня сейчас больше пользы, чем здесь. В связи с отъездом и близящимся днем Х нужно сделать кое-какие приготовления и отдать распоряжения самым ответственным из безответственных.

@темы: kvalificerad struntprat

22:32 

Current music

Listen how calmly I can tell you the whole story
21:06 

О людях, чужих и родных

Listen how calmly I can tell you the whole story
На днях, возвращаясь из Политеха с вожделенными корочками, встретила в троллейбусе Олега Смирнова, одноклассника. Я бы его и не заметила, наверное, если бы он меня не окликнул.
Разговор шел, как обычно и бывает при встрече знакомых, но не поддерживающих общение людей, о текущем положении дел. Олег честно признался, что близок к состоянию "в полной *опе" - уходил в академку, восстанавливался, сессионные долги, мытариться в универе еще полтора года, и вообще, все его одноклассники более или менее выпустились, а он все учится. Меня как-то подкупила его внезапная откровенность. Олег ведь отнюдь не из нытиков, напротив, закален большим спортом. По себе знаю, что, когда вот так сталкиваешься с кем-то из бывших соучеников, стремишься показать, что у тебя все лучше всех, ты на пути к покорению мира и уже правая рука Стива Джоббса или, как минимум, занял теплое непыльное место в офисе. Вроде как не хочется быть лузером в глазах тех, с кем бок о бок провел десять лет. И дело не в том, что тебе так дорого мнение любимых однокашников. Не настолько были и есть теплые отношения. Но Олега, видимо, действительно допекло. Вероятность новой встречи незначительна, так почему бы не поделиться накипевшим. В чем-то я его понимаю.

После приезда заходила к деду, принести нормальной еды этому бесхозяйственному индивиду. Было что-то около семи, я думала уйти по-тихому, пока он не вернулся с работы, но немножко не успела: встретились в тамбуре. Дед только освободился от студентов, страстно желающих получить хоть какую-нибудь оценку на экзамене после злостного закоса длинной в семестр. Говорит, устал. Не то чтобы конкретно сегодня, а вообще, за 45 лет преподавательской деятельности. Хочет работать на полставки. Только вряд ли Академия его так просто отпустит. У деда такая нагрузка, что у меня создалось впечатление, что он читает лекции вообще по всем предметам, хотя его епархия - социология и философия на 1-2 курсе, правда, на всех факультетах.
В этот раз он показался мне каким-то особенно... постаревшим? одиноким? несчастным? Говорит: "Поеду в деревню, там отдохну." Я не стала его разочаровывать, но на самом деле рядом с бабушкой не отдохнешь. Характерец у нее к старости испортился тотально, по рассказам маман она и в молодости-то была не хуже пилы, да еще упрямая и принципиальная, последнее слово всегда должно оставаться за ней. А тут - не толчено не молото, огород не вспахан, грядки не полоты, забор заваливается, дом надо ремонтировать, баню строить, и почему это Васильев ничего не предпринимает, бездельник-тунеядец-алкоголик? Пускай впрягается в плуг - и вперед! Короче говоря, бедный дед. Стыдно, конечно, но я только сейчас начинаю понимать подоплеку его временами выплескивающегося антисоциального поведения - нормальная реакция на непрекращающиеся упреки, нападки, ворчание.

@темы: встречи

19:50 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Тут Ирочка высказалась в том духе, что сны у меня интересные.
А какие интересные у меня кошмары...
Те девять ночей были удивительно богаты на галлюциногенные сюжеты, об одном из которых я умолчала. Бессмысленно это вспоминать, когда не можешь передать словами страх и отчаяние от собственного бессилия. Технологии третьего тысячелетия еще не дошли до непосредственной публикации ощущений, жаль. Может, Сколково нам скоро в этом поможет.
Феличе, Вы однажды рассказывали мне о своем предчувствии недоброго грядущего, и еще Ваш "Дримхакер"... Кажется, теперь я вполне могу представить, что это такое - ужас пророка, увидевшего будущую катастрофу.
Снилось, что родители пакуют вещи, собираясь бежать из города, отец озабоченно рассуждает, можно ли сейчас прорваться на проспект Культуры, потому что ходят слухи, что там огонь и километровый затор. Я вызываюсь сходить на разведку. На улице - зимний вечер с этим проклятым, характерным для Питера розовато-серым грязным безнадежным небом. Сверху сыплется ледяная крошка, смешанная с дождем, и чей-то голос за спиной говорит, что это первый признак... Я чувствую привкус ледяного крошева на языке.
За пределами нашего двора очень много снега, он лежит нетронутым полем, но мне ничуть не трудно и не холодно идти. Все вокруг цвета темной сепии, я смотрю вверх, в кажущиеся нарисованными небеса: в них снопами света высвечены дирижабли, а другие объекты скрыты, как будто на прожектор, выхвативший их из тьмы, положен клетчатый листок, и эти клетки и какие-то схемы проецируются на силуэты, в которых без труда угадываются военные самолеты. Но все это скорее похоже на рисунки на плотных облаках.
Я выхожу на проспект и вижу, как в пожарном зареве складываются внутрь и рушатся дома. Из чердачных окон сначала валит густой пар, а потом блочные девятиэтажки рассыпаются одна за другой. А старик, выгуливающий собаку, со знанием дела говорит, что так всегда и бывает: сначала идет дым, а потом здание падает. Мне же не дает покоя мысль о жильцах, которые испаряются перед тем, как рухнет дом. Нигде нет ни людей, ни мертвых тел.
Разного рода катаклизмы, порой совершенно фантастические, с армагеддоновским размахом прокатывающиеся по видимой мне части пространства - не столько уж редкие гости в моих снах. Но чтобы, задыхаясь и почти плача, подскочить в четыре утра от неумолимого, ясного и даже не подлежащего сомнению сознания того, что увиденное - неизбежное будущее, что так и будет непременно - это слишком. Оказывается, чувствовать себя слепым передаточным звеном грядущего в настоящее - очень страшно. Неудивительно, что оракулы тяготились своим даром, а некоторые и вовсе почитались окружающими за сумасшедших. С таким-то грузом.

@музыка: Jose Gonzalez - Heartbeats

@настроение: в воспоминаниях

@темы: voices in my head, ночная галлюцинация, эмоции

02:16 

Как я провела каникулы

Listen how calmly I can tell you the whole story
Одновременно хочется написать обо всем и об этом же умолчать, потому что оно шире моего активного словарного запаса, шире ставшей дырявой памяти, шире заявленной темы сочинения.
В деревне было холодно. Или, скорее, нежарко. Постоянно принимался идти дождь. Нормальная для начала июня погода, от которой я отвыкла, проводя начало лета в городе, где холод и сырость физически незаметны благодаря наличию обогревателя и горячей воды. Дождь в городе - явление романтическое, которым можно любоваться. Там, в глубинке, такое вряд ли придет в голову, учитывая постоянный дискомфорт и невозможность почувствовать себя уютно из-за сырой испарины и липнущего постельного белья.
Деревня - это летние каникулы, а значит, много солнца и тепла - устоявшийся стереотип из детства. За те девять дней, что я провела на Мсте, не пришлось загорать, надевать легкие платья, тем более купаться. Погода и самоощущение подходили скорее для конца августа, а потому не покидало ощущение, что лето уже прошло. Со своими сессиями, практиками и прочим я обычно оказывалась на даче не раньше июля, когда жара, сенокос, прогревшаяся река и клубника создавали летнее настроение. Опять же, вспоминая прошлый год с его фантастическим зноем, когда все, даже самые привередливые, смогли погреть кости, ощутила некоторую неполноценность нынешнего отпуска.
Бывать на Мсте и нравится, и нет. Здесь удивительным образом всё так, как предвкушаешь весь год, и нет. Значительно меньше всяческого оскорбительного социального безобразия, чем представляется по примеру прошлых лет: ни тебе алкоголических родственников, норовящих заявиться в гости, ни шумных компаний ночью под окнами, ни зарвавшейся деревенщины. Здесь вообще очень мало людей. Но эта безлюдность и пустота не создает впечатления вымершего мира, не давит на сердце, она наполнена другой - природной - жизнью.
Шестой орган восприятия фиксирует изменения среды, но фотографии всё те же: облака, поля, вода, травы. Объектив удобно-привычно выбирает замыленные ракурсы. Серьезно, через стеклянный глаз деревня неизменна вплоть до травинки. А чего еще стоило ожидать в краю, порядочно удаленном от цивилизации? Хотелось бы обмануть себя надеждой, что эта удаленность от процесса устарения-до-рождения поможет сохранить хотя бы здесь нормальный темп времени. Но нет. Даже здесь оно летит. И это почти не зависит от того, чем ты занят. Единственный шанс - физический труд, чем глобальней и сложнее, тем лучше.
На Мсте природа, которая живьем воспринимается совершенно особо, а в воспоминаниях остается литературно-речевыми штампами о бескрайности полей, глубине небес и привольности рек. А знаете, какой по ночам воздух во дворе? Пахнет смолисто - от двух лиственниц, а с болота тянет пряным холодком - багульник, мхи, сосны и что-то неопознаваемое, магическое. Представляете, каково это - сделать первый глубокий вдох, наполнить грудь настоем лугового разнотравья после шести часов, проведенных в поезде. Специально отправиться вечером в соседнюю деревню, чтобы остановиться на обочине песчаной дороги между двух высоких стен соснового борка, идеально ровно разделенного проселком пополам, и наблюдать, как закатный свет расщепляется на пыльные полосы, проходя сквозь частокол стволов. Шагать узкой тропинкой над обрывом и видеть нефтяную тяжесть и тягучесть темной торфяной воды внизу...
На Мсте снятся живейшие [и страннейшие] сны - во всяком случае, первые несколько ночей, пока мозг не начинает считать окружающую реальность привычной и скучной, а подсознание не перестает буйствовать от наплыва свежих впечатлений. Виделось, что я взяла на себя инициативу сводить мою дорогую китайскую диаспору на концерт В.Михайловского, который проходил в помещении, подозрительно похожем на цирк, вместо сцены - посыпанная песком арена. Поскольку на билетах сэкономила (дамы, знайте, в реальной жизни я бы так не поступила), постольку места у нас были соответствующие: за колонной и повернутые к арене спинками. Виделся огород соседки, затопленный, как рисовое поле: между грядами можно было перемещаться, перешагивая с доски на доску, а из воды поднимались огромные лотосы. А еще привиделся тов. Sz-P-Sz, выступавший в неком неосвещенном доме культуры - его почему-то прервал хлыщеватый молодой человек с бесплатными юридическими консультациями, а потом Стас Михайлов, а потом мы с Ильей-Барсиком-Тапочком убегали по сугробам от его мамы. Нет, конопляные поля в нашей области не горели...
Жизнь там очищает каналы связи с мировым информационным полем от белого шума. Как никотин из легких, с каждым днем из головы испаряются ненужные мимолетные сведенья, нахватанные за год жизни-в-цивилизации, постоянное пережевывание и прокручивание которых довольно успешно заменяет мыслительную деятельность современному хомо сапиенсу. Они улетают прочь, эти мелкие суетливые мошки-недомысли, их мельтешение больше не отвлекает, не сбивает, не раздражает. И вот за этим бестолковым, пустым роем обнаруживаются прежние большие идеи, числившиеся пропавшими без вести или без надежды на осуществление. Они уже не мучают невыразимой огромностью, они волнуют твердым обещанием воплотиться обязательно. И однажды ночью, когда вдруг одолела счастливая бессонница, как во времена первой любви, приходит первая строка - словно кто-то шепнул на ухо. Идеально отточенная. За ней тянется вторая, третья, энная - до логической точки. Ты не придумываешь - выхватываешь их, трепетных мотыльков, неизвестно как появляющихся в кристально-ясном пространстве сознания,и, собрав всех, подскакиваешь, без света, близлежащим огрызком карандаша на полях газеты строчишь, задержав дыхание, пока не разлетелись... Написанное не перечитываешь. Для критики нужен трезвый взгляд и дневной свет. Творческий адреналин все еще не дает заснуть, но в конце концов мерная вибрация дома укачивает и усмиряет беспокойное сознание. То, что ты вынашивал месяцами - стало, начало быть, всё остальное - завтра.
Это состояние особенно остро переживается там, в отшельничестве; оно пока живо во мне, и надеюсь, из него вырастет что-нибудь путное.
Чтобы вернуться к заданному курсу, то есть к предполагавшемуся совершенно обыкновенным и без претензий рассказу о поездке на дачу, приклеиваю к сочинению тематическую картинку. Я бы еще многое вам поведала, друзья мои, но час поздний, да и будет это совсем другая история.

@темы: дорожное, мысли-чувства, ночная галлюцинация, фотографии

21:03 

Завтра в путь...

Listen how calmly I can tell you the whole story
...поэтому, наверное, нет большого смысла писать, чем занята сейчас Лу.
Правильно, подчищает хвосты, отдает долги, закрывает счета и прочее из того же синонимического ряда. В основном, отдает и закрывает перед самой собой, потому что не любит перемещаться в другую частью видимого пространства, когда за ней тянутся обязательства морально-интеллектуального толка. Впрочем, повторяюсь. Об этом я уже рассказывала.

Конечно же, по закону Мёрфи, к отъезду испортилась погода и самочувствие. Первое меня, в общем-то, не угнетает, люблю дождь в дороге, да и без дороги тоже. Второе... ну это надо просто перетерпеть.

Всей душой надеюсь, что к моменту моего приезда у дражайшей подруги наступит вечер отъезда. Здесь говорит злая, вредная, мизантропическая часть меня

Обновила запасы музыки, ибо имеющаяся как-то больше не бодрит и на мысли не наводит. В процессе поиска арий песен Тибальта и Оберона (дефицитный товар, скажу я вам), наткнулась на сие чудо. Здесь говорит идолопоклонническая часть меня

@музыка: см. выше

@настроение: чемоданное

@темы: мысли без вектора, дорожное, Сильвестр Собу, embed media

19:27 

Вечерняя позолота

Listen how calmly I can tell you the whole story

@музыка: что-то венгерское

@настроение: достало восстанавливать пропадающие записи

@темы: вечернее, настроение, фотографии

23:02 

По заявкам читателей...

Listen how calmly I can tell you the whole story
...выраженным сегодня в устной форме во время прогулки.



В глубине души я знаю, что стремление постичь ведет к слепоте,

что желание понять несет в себе жестокость,

которая затмевает то, к чему стремится понимание.

Только восприятие обладает чуткостью.

Питер Хёг

И это тоже эпиграф.

Peter Handke. Lied Vom Kindsein

Als das Kind Kind war,
ging es mit hängenden Armen,
wollte der Bach sei ein Fluss,
der Fluss sei ein Strom,
und diese Pfütze das Meer.

Als das Kind Kind war,
wusste es nicht, dass es Kind war,
alles war ihm beseelt,
und alle Seelen waren eins.

Als das Kind Kind war,
hatte es von nichts eine Meinung,
hatte keine Gewohnheit,

sass oft im Schneidersitz,
lief aus dem Stand,
hatte einen Wirbel im Haar
und machte kein Gesicht beim fotografieren.

Als das Kind Kind war,
war es die Zeit der folgenden Fragen:
Warum bin ich ich und warum nicht du?
Warum bin ich hier und warum nicht dort?
Wann begann die Zeit und wo endet der Raum?
Ist das Leben unter der Sonne nicht bloss ein Traum?
Ist was ich sehe und höre und rieche
nicht bloss der Schein einer Welt vor der Welt?
Gibt es tatsächlich das Böse und Leute,
die wirklich die Bösen sind?
Wie kann es sein, dass ich, der ich bin,
bevor ich wurde, nicht war,
und dass einmal ich, der ich bin,
nicht mehr der ich bin, sein werde?

Als das Kind Kind war,
würgte es am Spinat, an den Erbsen, am Milchreis,
und am gedünsteten Blumenkohl.
und isst jetzt das alles und nicht nur zur Not.

Als das Kind Kind war,
erwachte es einmal in einem fremden Bett
und jetzt immer wieder,
erschienen ihm viele Menschen schön
und jetzt nur noch im Glücksfall,
stellte es sich klar ein Paradies vor
und kann es jetzt höchstens ahnen,
konnte es sich Nichts nicht denken
und schaudert heute davor.


Als das Kind Kind war,
spielte es mit Begeisterung
und jetzt, so ganz bei der Sache wie damals, nur noch,
wenn diese Sache seine Arbeit ist.

Als das Kind Kind war,
genügten ihm als Nahrung Apfel, Brot,
und so ist es immer noch.

Als das Kind Kind war,
fielen ihm die Beeren wie nur Beeren in die Hand
und jetzt immer noch,
machten ihm die frischen Walnüsse eine rauhe Zunge
und jetzt immer noch,
hatte es auf jedem Berg
die Sehnsucht nach dem immer höheren Berg,
und in jeder Stadt
die Sehnsucht nach der noch grösseren Stadt,
und das ist immer noch so,
griff im Wipfel eines Baums nach dem Kirschen in einem Hochgefühl
wie auch heute noch,
eine Scheu vor jedem Fremden
und hat sie immer noch,
wartete es auf den ersten Schnee,
und wartet so immer noch.

Als das Kind Kind war,
warf es einen Stock als Lanze gegen den Baum,
und sie zittert da heute noch.

Раньше всё было просто и понятно. Мой любимый цвет - синий. Мое любимое время года - лето. Мой любимый писатель - Достоевский. Мой любимый школьный предмет - немецкий язык и литература. Добро было добром, а зло - злом. И свет не смешивался с тьмой, и самая мысль о возможности их переплетения казалась кощунственной. Я мало знала о мире - в любом смысле. Но зато хорошо знала себя. Симпатии и антипатии, то из чего в конечном счете складывается человек. Мечты и цели. Друзей и врагов. Все свои "хочу-не хочу", "могу-не могу". Четкие представления, где между черным и белым полюсом не было неопределенных полутеней.
Чем больше я узнавала о мире (в любом смысле), тем меньше знала о себе. То, чему я прежде говорила "да", и то, чему прежде говорила "нет", ушло в сумрак прошлого, устарело и требовало обновления в связи со сменой возраста и взглядов. Но из окружающих вещей и явлений я так и не смогла выбрать те, что будут слушать мои "да" и "нет". Почему? Потому что это хорошо, но... А это плохо, но... Оказалось, что категоричность не приветствуется, как проявление узости воззрений. Что нельзя рубить с плеча, что однозначность суждений опасна, что полутени - слишком огромный массив нашей жизни, чтобы вот так легко закрывать на них глаза. Теперь мне мало известно о себе определенного, конкретного, не подлежащего толкованию. В каждом пункте есть оговорки. Наверное, меня бы не так заботило расплывчатое состояние вкусов и пристрастий, но в конечном счете расплывается всё - и дальнейшие цели, и смысл, и вообще. И вот, превращаясь в человека без твердых убеждений о собственной личности(потому что в чем можно быть уверенным точно в нашей реальности, предпочитающей многозначие?), ты даже не можешь тешить себя мыслью, что взамен получаешь фундаментальные знания о том, что вне тебя. Потому что хватая вершки, не обогащаешься понемногу в разных областях, а лишь обманываешь сознание иллюзией многогранного постижения. И нищаешь еще больше. Чтобы глубоко изучать одну узкую тему, требуется куда больше мужества, чем для отрывочного коллекционирования фактов из разных сфер. Чтобы глубоко изучить окружающее нас пространство, требуется еще и бессмертие.

@темы: мысли-чувства, вечернее

20:52 

Дракула: между любовью и смертью

Listen how calmly I can tell you the whole story
Кажется, мюзиклы народов мира становятся для меня ключевой темой этого лета. Ностальгически переслушиваю "Дракулу", с которым познакомилась после незабвенного "Нотр Дам де Пари". Самые любимые песни:









Закралась шальная мысль. Интересно, что бы вышло, если бы в Будапеште поставили "Дракулу"? Учитывая, что опыт создания удачной, зрелищной чертовщины у них есть (даже РиДж смотрится довольно-таки готично), могу предположить, что история самого известного вампира получилась бы впечатляющей. Венгры вкладывают 200% сил именно в игру, в передачу эмоций (что не отменяет, конечно же, прекрасного пения) - а здесь огромнейший простор для очень сильных чувств в каждом эпизоде; у постановки энергетика была бы убийственная.
Распределение ролей... Мне сходу представился Собу - Дракула, но по здравом размышлении... В целях сохранения психического здоровья зрителей... Нет, внешне он идеально вписывается в образ; опять же, кому, как не ему, заслуженной Смерти всея Венгрии, играть вампира? Но Дракула - персонаж неуравновешенный, мрачный, тёмный, наполненный трагизмом несчастливой любви. Помножьте этот ангстовый букет на специфичное для Собу исполнение более или менее драматических ролей - и всё, зрители утонут в слезах еще до окончания первого акта. Или от ужаса умрут. Или он сам рассудком повредится. Этакий эмоциональный гибрид Смерти и Тибальта. Страшно вообразить.
К тому же, Дракула, на мой взгляд, должен обладать магнетизмом, немного животной чувственностью; он демон, он соблазнитель, он - грех во плоти. Собу как-то не присущ эротизм. Ну вот ни разу. Он может быть величественным, аристократично-сдержанным, властным, вызывающим сочувствие, жутким, нелепым, комичным, но никогда не вызывает желания. Есть в нем благородное целомудрие, идущее от внутреннего уклада. Какой уж тут упырь-искуситель. Вот Хоммоной с его кошачьей улыбкой и игривым блеском в глазах выглядит достаточно непристойно для Дракулы. А Собу... ван Хельсинг? Или Ренфилд. Хотя и тот, и другой представляется в облике вышеозначенного товарища крайне... концептуальной фигурой.

@музыка: см. выше

@темы: песня, идолы, Сильвестр Собу

Soon it will be cold enough to build fires

главная