• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:51 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Ребята, обязательно посмотрите "Игру в имитацию".

@темы: cinématographe

23:33 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник,
я жива, я здесь.
Позавчера закончила работу над первым своим творческим заказом: коллега попросила сделать супругу книги в подарок на ДР.
Владимир Нефф, трилогия о приключениях Петра Куканя. И хотя заказ был сделан месяца четыре назад, все три тома собирались (как обычно) в рекордно короткие сроки, недели за две до сдачи. Ну что скрывать? Как любой живой человек, я склонна к прокрастинации - но это отнюдь не главная причина. Я ждала. Нужно было дождаться ясного, детального, завершенного образа будущих книг - и руководствуясь им, заглядывая в эту умственную схему, деталь за деталью собирать. А он все медлил где-то, и бесполезно было напрягать фантазию, стараясь выдумать его произвольно, сознательно - по опыту знаю, что самые стоящие, самые верные идеи приходят в голову как бы из ниоткуда. А дальше ты бросаешь вызов себе - хватит ли мастерства, терпения, внимания к мелочам, изобретательности, чтобы с нуля, из ничего создать объект, который видишь там, за лобной костью. Для меня это, как для других - восхождение на Эверест или марафонский забег. Кто-то покоряет вершины и расстояния, а я - соревнуюсь с собственным творческим бессознательным, в принципе ничего и никому не доказывая, не стремясь за похвалой и прочей шелухой. Просто приятно понимать, что да, я могу.
Вообще, если бы кто увидел сосредоточенно-хмурое существо с покрасневшими глазами, матерящееся, когда в очередной раз обрывается нитка, когда оно в два часа ночи шьет уже третий блок, а на утро встает окосевшее и в коматозе ползет на работу - так вот, едва ли свидетель этого зрелища признал бы во мне человека, довольного и даже счастливого своим занятием. Но это так, тем не менее.


@темы: Ludovico Einaudi - Indaco, буквы на бумаге, творчество

23:01 

Без названия

Listen how calmly I can tell you the whole story
Привет, дневник.
Ну что тебе сказать… Полупрозрачное, но стойкое ощущение того, что я неудачница. Начала печатать книгу – коллега заказала в подарок мужу трилогию о приключениях Петра Куканя – на середине первого тома закончились чернила в принтере. И ведь ничто не предвещало. А я-то уж все рассчитала, собиралась сегодня провести вечер за шитьем блоков, а на неделе съездить их обрезать, потом склеить переплет… Вот тебе и «рассчитала»: человек предполагает, а кто-то там высоко на небе – располагает.
Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, за только не возьмешься. Вчера бабушку положили на операцию; началось в два часа, а во сколько закончилось – даже не представляю, была в больнице после работы, в седьмом часу, операция все еще шла. Сегодня мама ходила на разведку: бабушка в реанимации, под аппаратом искусственного дыхания, погружена в медикаментозный сон. В палату, разумеется, не пускают. Врачи говорят, что все прошло нормально – учитывая ее возраст и сопутствующие заболевания; но когда ожидаешь совсем другого развития событий, думаешь, что все сложится легко и просто, без всяких там страшных слов типа «реанимация», в голову начинают лезть мысли… Говорят же «умножающий знание – умножает печаль». Вот и со мной так же. Начитаешься медицинских страничек в газетах, насмотришься всякой чертовщины вроде «Хауса» - и на основании этих даже не то что начальных, а воображаемых врачебных познаний все задаешься вопросами: «А что, если…» и «А вдруг…» Нет бы поверить профессионалам, что все хорошо, все по плану, и успокоиться, и помочь ноосфере позитивными мыслями – нет! Я предпочту накручивать себя, строить предположения, одного другого страшнее и тревожнее. В условиях недостатка информации нелегко удержаться от паникерства - ну а где на выходных сыщешь лечащего врача, чтобы эту информацию добыть? Я отлично понимаю, почему они никогда и никому не дают своих телефонов – родственники пациентов же душу вынут, невзирая на день недели и время суток.
Нда… но объективно все равно много вопросов и сомнений. С одной стороны, невозможно же оставлять бабулю с травмированной ногой, обрекая ее на все мыслимые ограничения и, вероятно, осложнения – а с другой – а если операция спровоцирует разрастание опухоли? Ведь такие случаи, к сожалению, не редки…
Ой, ладно, я опять ударяюсь в измышление всяческих неприятностей. Иногда кажется, что если назвать их по именам, подумать о них, предугадать – они никогда не случатся.
Нет-нет, надо верить, что все сложится благополучно. Ведь нет оснований полагать обратное.
Вчера, в приступе душевной слабости, поплакалась Ф.Л. Он не жалеет и всегда говорит правду, но при этом умеет утешать и поддерживать. Полегчало.

@темы: страх и ужас

02:54 

"Герметикон"

Listen how calmly I can tell you the whole story
Как-то раз - было это прошлой Осенью - посетила микровыставку "ПАРаллельная вселенная", посвященную творчеству в стиле стимпанк, и, приятно взволнованная увиденным, вспомнила ласковую, тонкую ностальгию, пережитую на страницах "Вокзала потерянных снов". Вспомнила и захотела пережить ее заново, острую мечту по нашему несбудущемуся будущему. Взялась за единственное известное мне на тот момент произведение в том же жанре, эпопею "Герметикон" Вадима Панова. Появление ее на полках книжных магазинов сопровождалось хвалебными отзывами и даже упоминанием сенсационности - не то чтобы редкость для нынешних литературных новинок и не гарантирует качества содержания, но помогает намотать на подкорку.

Текст первого тома проглотила быстро, двигаясь в динамике сюжета - не слишком замысловатого, но достаточно увлекательного. И что я могу сказать в итоге? Как произведение, само по себе стоЯщее, "Последнего адмирала Заграты" можно употребить - особенно если хочется чтения живого, необременительного, позволяющего скоротать время. Однако как эмоциональная привязка к милому моей душе стимпанку он, увы, проигрывает. Проигрывает, как попытка создать оригинальную Вселенную. Возникает ощущение, что автор не верит в свое детище и прямолинейными описаниями, справками, разъяснениями старается сам себя убедить в его плотности, организованности, постулирует законы, нормы, традиции, как бы пытаясь добавить измышленному миру жизненности. Роман выглядит наброском, проектом, сценарной частью, которой еще только предстоит обрасти литературной плотью и стать настоящим, полноценным произведением. Очень видна надуманность концепта, он словно бы даже в авторском сознании не ложится на естественное восприятие. Мне нравятся художники слова, для которых рожденный их воображение мир просто есть, он знаком и понятен до мельчайших деталей - как всякому родителю его ребенок - и потому они способны рассказывать о событиях без всяких предисловий и энциклопедических выдержек. Так умеют Кинг, Сапковский, Баркер, так умели Стругацкие, Толкин и Желязны, отчасти Камша и в совершенстве - незабвенный Ф.Л. (хотела поставить его имя в начало списка, но проклятая вежливость по отношению к мэтрам заставила быть скромнее). А у Панова получается так, как будто он натаскал из разных источников идей, предметов, слов, характеров и попытался слепить из них оригинальную реальность в паропанковой стилистике, но вселенная, подобно неудачному голему, осталась разрозненной на элементы, не воспринимается целостно и безусловно. Космология Панова, кстати, подозрительно похожа на оною Веры Викторовны К.: тот же кластер обитаемых планет или измерений, именуемый Ожерельем. Манера повествования тоже чем-то сходна: манера неискушенного, дебютирующего фикрайтера, который творит в основном для себя и преданных товарищей, не дерзящих критическими отзывами. Нельзя сказать, чтобы все вышеописанное сильно мешало приятному времяпровождению в компании этой книги, но если бы его не было - было бы еще лучше -).
В эпопее можно наблюдать распространенный прием, постапокалиптические миры: на одном континенте "одной далекой планеты" собраны имена разных земных национальностей, Вавилон будущей эры, абсолют космополитичности - привет АБС. И раз мы говорим об именах собственных, остановлюсь немного на персонажах. Как водится в фанфиках, ГГ непобедим, неустрашим, обладает изрядным набором выдающих талантов и качеств и вообще со всех сторон выдающаяся личность. В "Последнем адмирале" таких двое: неутомимый путешественник и исследователь новых планет Помпилио Чезаре Фаха дер Даген Тур, по совместительству самый родовитый дворянин Герметикона, завиднейший жених, непревзойденный стрелок-бамбадао, тонкий дипломат, хитроумный политик, мужчина, искушенный в любви и военных действиях, и его антагонист - Нестор дер Фунье, не менее харизматичный тип (чего стоит его присказка "Я знаю, как нужно"), крутой полководец и местами язва (и я, кажется, снова вижу родство с Камшей, точнее - с Алвой). Их противостояние могло бы породить весьма интересное взаимодействие, ту самую "химию", придающую изюминку историям, в которых есть два полюса - однако здесь "возлюбленного врага" и "заклятого друга" не получилось. Помпилио и Нестор не враги, а люди, идущие к одной цели разными путями, союзники, временно разошедшиеся во взглядах. Между ними не искрит - только вежливость и взаимоуважение равно-сильных. Куда увлекательней наблюдать за тем, как Помпилио, обремененный своей немыслимой династической знатностью и всеми вытекающими из нее следствиями, общается с остальным миром, который во всех отношениях не дотягивает до планки, установленной требовательным адигеном. И отдельное удовольствие - эпизоды с участием членов экипажа личного дирижабля Помпилио. Если бы их присутствие в сюжете не уравновешивалось серьезными, планетарного масштаба, перипетиями, то вся эпопея моментально бы попала в разряд так называемого "иронического фэнтези", ибо каждый из команды - уникальный экспонат кунсткамеры, а вместе они составляют зажигательную смесь. Капитан дирижабля Базза Дорофеев - бывший пират, спасенный Помпилио от каторги; астролог Квадрига, употребляющий мыслимые и немыслимые запрещенные вещества; казначей Бабарский - контрабандист, пройдоха и делец, а также ходячее пособие по всевозможным заболеваниям, истинным и ложным; главный механик, или шифбетрибсмейстер, Чира Бедокур - записной драчун и шаман; алхимик Мерса - то Энди, то Олли, в зависимости от настроения. Самым нормальным из всей теплой компании кажется личный секретарь адигена Теодор Валентин. Впрочем, его особенной чертой можно считать неразличимость имени и фамилии. И вот когда на страницах объявляется кто-то из этой милой шайки, начинается настоящий праздник. Но их дуракаваляние, конечно, мало стоило бы, не будь каждый готов искренне отдать за мессера Помпилио жизнь.
Несмотря на ворчливое начало заметки, в конце ее скажу, что эпопея мне скорее понравилась, чем нет. Необыкновенное место действия, обаятельные герои, приключенческий сюжет, капелька юмора - да, повторить вкус "Вокзала потерянных снов" не удалось, но новый опыт, согласитесь, полезен. И кстати, реабилитируя Панова после собственных нападок, отмечу, что к третьему тому изобретенный им Герметикон стал более верибельным. Наконец-то автор поверил в свою фантазию.

@темы: скажи мне, что ты читаешь

23:19 

Итало Кальвино

Listen how calmly I can tell you the whole story
Если дожидаться роскоши неограниченного или хотя бы просто продолжительного свободного времени, которое можно посвящать "искусству ради искусства", не смешивая мысли о несерьезном с ежедневно-деловыми заботами, то можно вообще никогда ничего не написать. Надо уметь распоряжаться лимитированными ресурсами, однако.

Закончила "Если однажды зимней ночью путник..." Книга начинает читаться легко и увлекательно, потому что в протагонисте - Читателе - узнаешь себя: в том, как он классифицирует книги - Цитата
Узнаешь себя в его не слишком-то похвальной манере - "запальчиво берешься обсуждать известного автора, прочтя из него одну, от силы две вещи, а она не задумываясь перебирает полное собрание сочинений..."
Я не возьмусь распутывать и структурировать то множество ответвлений и петель, что совершает повествование, похожее на гавайскую гирлянду, в которой белые цветы внешнего, рамочного повествования перемежаются с разноцветными бутонами неоконченных романов. Любопытно, как эти эти отрывки зеркалят условную реальность: в них каждый раз встречаются Мужчина и Женщина, при этом Он прост, бесхитростен, наивен, а Она, напротив, таинственна, хитра, опасна, решительна, даже агрессивна. Каждый мужской образ из этой вереницы в той или иной степени заслуживает сожаления, которое в ударной дозе хочется опрокинуть на ГГ вставного романа "Над крутым косогором склонившись". Он до того беспомощен в своем ожидании, что внешняя сила возьмет на себя управление его судьбой, так глупо его полусуеверное стремление толковать каждый встречный предмет, как знак рока, как указатель к действию, так раздражает его беспокойное уныние. Он столь увлечен поиском новых предвестий беды, что не замечает, как уже стал пешкой в чужой игре, нелепым и неумным исполнителем чужих замыслов. И ведь он потянет ярмо, не пикнув - только еще больше ударится в меланхолически-тревожное "предвиденье" и "предощущение". В общем, как вы поняли, этот тип мне не понравился.
Да, начало книги очень воодушевило меня, но чем дальше и запутанней становились внутритекстовые взаимосвязи, чем изощренней автор наслаивал гипертекстовость, тем меньше простой прелести оставалось в романе (или же свою губительную роль сыграло то, что дочитывала я его в метро в час пик по дороге на работу?) Он стал слишком искусственным и уже не вызывал очарованного удивления тем, как изящно и непринужденно смешиваются сюжеты, герои, мотивы, как легко автор прочитывает своего читателя, безошибочно угадывая его поведение. Зато финальная глава, самые последние ее слова - как пробуждение от недоброго сна, как внезапная, безыскусная, но тем и приятная развязка напряженного сюжета: какое счастье, думаешь ты, что весь этот клубок запутывался в книге внутри книги, а не вокруг Читателя и Читательницы. Ведь есть же надежда, что на самом деле не было никакого переводчика-мифомана, никаких фальшивых контрреволюционеров, внедренных в среду революционеров настоящих, не было машин, анализирующих частотность слов в запрещенных романах - короче говоря, в конце как-то утешительно думать, что вся чертовщина происходила на один уровень дальше от тебя и персонажей книги, которую держишь в руках.
В целом роман показался мне симпатичным, с позиции того, КАК он сделан - говорить о том, ЧТО он дает читателю, здесь следует во вторую очередь. Держа в уме наставления незабвенной А.Е., из всякого книжного слова можно попытаться вынести что-то полезное. Благодаря Кальвино, например, я наконец-то поняла, что есть гипертекст. До сей поры он для меня был энигмой - все о нем говорят, но что он из себя представляет?..
Радуюсь, что не взялась отправить Ф.Л. Мне было бы стыдно за неразбериху последних глав.

@темы: скажи мне, что ты читаешь

22:10 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Я очень ждала новогодних каникул, предполагая, что наконец-то смогу появляться тут с записями почаще, расскажу о культурной жизни, ибо многое было прочитано и посмотрено, да просто выпишусь; однако мысль о том, что ноутбук дохнет каждые пять минут и после необходимо долго и мучительно несколько раз перезагружаться, вообще отбивает желание связываться с этим пылесосом, наделенным клавиатурой.
К тому же, жизнь за границами он-лайна прекрасна, размеренна и полна разнообразных увлекательных занятий, и нет желания искать развлечений там, в зазеркалье.
За каникулы я успела перевести рассказ (да, простите-простите, не люблю слово фанфик), на который давным-давно облизывалась - John Childermass’s Last Employer, из раритетного фандома (если он вообще существует как таковой) «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». И исходный роман великолепен (летом я о нем писала), даже жаль, что он, судя по всему, малоизвестен среди читающей публики – и вышеозначенный фанфик (для кратости и взаимопонимания) несомненно хорош, уже хотя бы тем, что речь в нем идет о загадочном и непостижимом Джоне Чилдермасе. Его появление на «вечной» службе у мистера Норрелла описано не совсем логично, мотив все же не ясен, но в целом, если пристально вглядываться в подтекст и домысливать, то да, можно поверить, что так оно и случилось. И что еще хорошо, в фанфике отлично передана атмосфера романа – Англия, конец XVIII века, национальное волшебство. Очень надеюсь, что перевод мой не загубит прелесть оригинала. Если где-то уже существует «канонная» русскоязычная версия, пожалуйста, пока не говорите мне о ней – утоляя тщеславие, я сначала хотела бы опубликоваться, а потом уже пойти почитать и посыпать голову пеплом по поводу хренового владения русским языком. Спасибо за понимание.
Вдохновившись примером моей скромнейшей carottt@yandex.ru, которая по случаю демонстрировала мне свои работы (вот рукодельничает же, но умалчивает о впечатляющих результатах), вернулась к вышиванию. Ох, «Старый город», до чего ж ты скучен и зелен, но я тебя дошью! Вопрос чести уже. Видно, все-таки стоит, несмотря на технические трудности, скачивать и смотреть «Аббатство Даунтон» - иным образом, без приятного кино-аккомпанемента, эта картинка пролежит, натянутая на пяльцы, столько же, сколько лежала в упакованном виде в шкафу .
Жаль, не получается вышивать и читать – вот было бы замечательное совмещение приятного с… приятным; как хамелеон – одним глазом смотришь на канву, а другим в книгу. Я тут взялась постигать образцы современной литературы, выбор волею судьбы пал на «Если однажды зимней ночью путник…» Итало Кальвино. Книга о книгах, чтении, чтецах, о библиографических загадках и странной игре Судьбы. Многослойно, многогранно и, как, видимо, приличествует постмодернистской литературе – форма, некоторым образом преобладающая над содержанием. Этот роман ассоциативно напоминает цветки-граммофоны, вырастающий один из другого. Или фрактальные завитки морской раковины. Или… или… его структуру можно по-разному зарисовать. Но сам факт – зарисовать структуру повествования... Я даже знаю, кто бы использовал этот педагогический прием на своем уроке.
Вот теперь думаю преподнести «Путника» Ф.Лиевскому в качестве опоздало-рождественского подарка. В магазинах не то что приличных, вообще никаких изданий нет, а заказывать в «Лабиринте» - слишком долго, поэтому выбор колеблется между Кальвино и «Облачным атласом», который доступен в каком хочешь виде. Интуиция, правда, подсказывает, что второй не придется ко двору, а потому завтра будет еще один рейд по книжным лавкам города.
Да, Ф.Лиевский… Выполняя давненько взятые на себя обязательства, постигаю его роман – нет, не подумайте, с удовольствием. Но это удовольствие такое, на любителя, пополам с сердечной болью и кровавыми слезами, к нему надо привыкнуть. От его прозы бывает тяжело, но как-то хорошо. Вот и сегодня… Черт знает как спала полночи, проснулась ни свет ни заря, подумала, что на кой мучится дальше, взялась за роман – и все, на пару часов меня не стало. Нырнула, забывая, что запас кислорода не бесконечен. Хорошо, пока – очень хорошо. Да о чем я? У него не бывает плохого. Ну, разве что читателю не по вкусу – но это уж, простите, проблема читателя. А впрочем, я пристрастна и необъективна. Справедливо одно – такое произведение требует ответа, желательно – равнозначного, то есть искреннего и отточенного.
А снилось в полубреду, что я где-то на российских югах, пытаюсь идти по кромке моря, а сильные волны сбивают меня в ног, валят в бурлящее месиво из воды и песка, и взбаламученные песчинки и камушки ощутимо секут открытую кожу.

@темы: вечернее, мысли без вектора

23:24 

С Новым годом!

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогие друзья,
поздравляю вас с полным оборотом Земли вокруг Солнца. Мы все начинаем новый отрезок пути - так пусть он будет чуть более ровным, чем уже пройденный. Пусть все невзгоды останутся на оторванных листочках календаря. Я желаю вам здоровья, благополучия, смелости жить и мечтать, новых целей и увлечений, вдохновляющих и помогающих двигаться вперед. Цитируя одного мудрого человека: развивайтесь, думайте, действуйте.
Будьте счастливы!



@темы: праздник к нам приходит

23:23 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Итальянский вояж совершился четыре месяца назад, а путевые записки готовы к публикации – страшно вообразить – только сейчас. Что ж, вместо того, чтобы традиционно подводить итоги года, я лучше закрою творческие долги, чтобы начинать следующие 365 дней с чистой совестью и спокойной душой. Это долгое время, что я пыталась набросать эссе, помимо прочего ушло на кристаллизацию бессловесного восторга и акварельно-размытых зрительных воспоминаний, на облачение эмоций в речь.



Воображение пасовало перед фактом – я еду в Италию. Как вместить в сознание всю значимость этой земли? Наследница имперского Рима, колыбель Возрождения, сокровищница мировой культуры... С посещением Италии для меня оказались сопряжены два очень отчетливых, ясных осознания: во-первых, чтобы по-настоящему прочувствовать и принять в сердце эту страну, одной жизни мало. Ты можешь коротко соприкоснуться с ней, в рамках «обязательной программы» увидеть и восхититься знаковыми достопримечательностями, но чтобы узнать ее как следует, заменив перед внутренним взглядом образ, созданный путеводителями и кантри-брендингом, своим собственным видением – о, нужно время, время и еще раз время. И ни секунды лености души и тела…

Длинная повесть об Италии

@темы: дорожное, фотографии, эликсир души

00:33 

26

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
День начинался так многообещающе – снегопадом, что принесла с собой яростная Александра. Персональное мое суеверие почитает снегопад в день рождения добрым знаком; ну, по крайней мере, просто приятным явлением. Я же северная принцесса, а потому не могу не радоваться, когда пустота звонкого мерзлого асфальта укрывается белым пухом.
…но, подчиняясь гнилому питерскому микроклимату, снег недолго оставался собой; полчаса – и по отливам окон застучала капель. Декабрь…
Но я завела этот разговор не ради обсуждения погоды. Миновала моя четверть века, пролетел очередной год земного бытия, а значит – настало время анализа, чтобы ничто не прошло бессмысленно.
До нового года осталось не так много, и можно было бы подвести как бы подытог, но порядка ради я ограничусь лишь персональной датой.
Новый период мы всегда открываем в приподнятом настроении, искренне веря, что все сложности и невзгоды остались позади, а дальше последует беззаботная радость, но ход событий – от серого к иссиня-черному – насмешливо утверждает обратное. 2014 год выдался сложным. Если бы не боялась прогневить высшие силы, я сказала бы, что ацтеки ошиблись в расчетах на пару лет, и апокалипсис, ожидавшийся в 2012-м, настигнет нас в текущем – как-то всё так складывается в нашем безумном, безумном, безумном мире. А может, он и наступил тогда, и мы продолжаем жить, «не заметив, что нас уже нет». И все кругом – вечно серое, заложенное пуховыми перинами небо, и мрачные лица, и злобные голоса, и общая абсурдность происходящего – картины ада в никак не угасающем сознании. Кто знает?
2014 год – под знаком больниц, посменной вахты у бабушки, лекарств, новых диагнозов, прогрессивно ухудшающихся, пока они не дошли до апофеоза современного медицинского бедствия – онкологии… Да, нынешний год запомнится такими вот невеселыми вехами. Будучи, по традиции, прилежной ученицей, я, конечно, из всего пыталась извлечь урок, пусть и политый слезами отчаяния и злости. Обстоятельствам плевать. Они заставили меня избыть брезгливость и мнительность, научили терпению и терпимости, научили не думать о себе. Впрочем, от этого не удалось избавиться на сто процентов.
На втором месте – работа. Работа, работа, работа – отрываем счет – уставы-протоколы-выписки-приказы, меняем карточки, разблокируем ключи – и….. начинай сначала! Законодательные новшества, поставившие на уши наш правильный и обязательный банк... Попытки успеть все и сразу и не накосячить при этом. В целом – год сурка, то ли затянувшийся, то ли слишком уж быстро пролетевший, не сразу разберешь. Второе вернее.
И потом – возвращение блудного папаши, самая удивительная, необъяснимая и дипломатически-невыдержанная уступка предателю Дома. Во имя сохранения самого Дома, как гласит официальная версия; неофициальная, а значит истинная, куда менее достойна, ибо жалость всему причиной. Жалеть мужчину (мужчину?), изменяющего тебе третий раз? Чего-то я не понимаю в социальном явлении, именуемом браком.

Но меня послушать – прямо беда, а не жизнь.
А между тем…
Январские праздники на Сицилии, великолепие римских руин и купоросная зелень вод Венеции… Мое 25-летие отмечено тем, что я, северная принцесса, продала сердце Италии. Не все, конечно. Немалая его часть неизменно принадлежит безлюдным просторам тверской земли – с бескрайними полями, где так сладок воздух июльского полудня, с лиловым шелком вечерних вод реки, с неподвижным безмолвием закатов…
И если вести счет всему хорошему 25-го года по событиям, то: концерт 30STM, первый в моей жизни рок-концерт, три поездки в Москву, пусть по делам и ненадолго, но зато с возможностью повидать моего дорогого Лиевского, и еще – его роман, радующий объемом, а значит, нескорым окончанием, и отчего-то не сразу пришедшее понимание – теперь я владею инструментом для исполнения давней своей мечты: издания его стихотворений и прозы.

Однако суммировать происшествия из колонок «плюс» и «минус» - занятие примитивное, определенный уровень развития обязывает делать более сложные выводы. А они, точнее – он, один-единственный, таков: 25-й год научил меня смелее относиться к жизни. Давно пора бы, да? Но ведь лучше поздно, чем никогда. Это ничем не подтвержденное наблюдение, но ощущения непререкаемы и истинны. Остается дождаться, когда смелость принимать предлагаемые обстоятельства перерастет в импульс решительного деяния.

@темы: Zigmund Freud, analyse this, вечернее, мысли без вектора

22:10 

Праздничное

Listen how calmly I can tell you the whole story
Грядущий корпоратив вдохновляет меня, как никогда - объявлена игра "Что? Где? Когда?" в стилистике 20-х годов. Сумрачный зал игорного дома, сизый дым сигар, острые взблески драгоценностей. Андрогинные силуэты, зачерненные веки, темные маленькие губы, длинные нити жемчуга, диадемы и султаны... Какой простор для внешнего самовыражения! У девчонок на работе только и разговоров, где найти платье и аксессуары по моде, прекрасная половина коллектива ожидаемо пребывает в предпраздничной ажитации, предвкушая возможность блеснуть и продемонстрировать себя во всей красоте - вне дресс-кодовых и уставных рамок. Что-то будет!




@темы: мысли без вектора, праздник к нам приходит

22:42 

Влюблена в эту песню... Переведите, per favore?

Listen how calmly I can tell you the whole story
22:11 

День дебила

Listen how calmly I can tell you the whole story
...первый снег уже успел растаять, уступая извечному стремлению питерской погоды к слякоти. В город на Неве декабрь, похоже, принес последний аккорд шизофренического обострения, эпицентром которого стал наш банк. Дальнейшее рассказываю исключительно с целью немного развеселить почтенную публику; столь выдающийся, цветистый маразм случается нечасто (к счастью) и стоит того, чтобы быть рассказанным.

Сказ о том, как один день превратился в вакханалию

Не знаю, что бы со мной творилось после всей этой вакханалии, если бы не серьезные семейные заботы, требующие внимания, сосредоточения, здорово остужающие бурлящий разум. Возила бабушку на процедуры, надо ехать за город, а там так прекрасно-тихо, сугробисто, молчаливо и торжественно стоят сосны, терпко пахнет печным дымом… Идиотская эта суета сует отпускает, морозный воздух отрезвляет, приводит в чувство. Причем настолько, что мозг, переработав информационный шлак рабочего дня и выстроив схему действия на ближайший час-два, сумел переключиться в совмещенный режим «любопытство/изучение нового пространства». Не подумайте, я не из цинизма говорю, но как же в этом медицинском центре интересно… Едва удержалась от того, чтобы расспросить персонал, как работает лучевая установка. Серьезно, еще никогда я не видела вживе подобной умопомрачительной техники, да и атмосфера в учреждении такая… далекая от того, что обычно бывает в заведениях для тяжелобольных людей. Скорее походит на какой-то европейский научно-исследовательский институт, а если быть совсем уж точной в ассоциациях, то кажется, будто попал в самое начало романа «Ангелы и демоны» и перед тобой не медицинский гамма-нож, а ускоритель частиц, и сейчас за бункерной дверью толщиной в пятнадцать сантиметров не лечебная процедура проводится, а рождается неведомый бозон Хиггса… В общем, я со своей любовью к популярной науке нашла, чем развлечься, пока длился сеанс… Очень надеюсь, что вся эта внушающая пиетет аппаратура не просто красиво и сложно выглядит, но и помогает.

@темы: страх и ужас, работа, мысли без вектора, kvalificerad struntprat, idag

11:48 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
Осенью меня посещает вдохновение к домашним хлопотам. Когда заоконный мир становится неуютным, а неутолимое желание созерцательно бродить по неизвестным уголкам города сворачивается клубком и закатывается в самую глубь души на зимовку, я больше не испытываю тревоги невозможности быть везде и переживать все происходящее. Я успокаиваюсь и принимаюсь за оставленный в небрежении дом. На буднях он видит меня мельком утром и вечером, то в спешке, то в послерабочем коматозе, зато на выходных наконец появляется возможность уделить ему достаточное внимание. Да, это мой дом и ему тоже нужна забота, и вложенный труд в удовольствие в итоге становится уютом и теплом. Я не понимаю, как отдельные личности, находящиеся со мной под одной крышей, живут на манер гостиничного постояльца, просто приходя и уходя, ожидая, когда обслуга подаст ужин и уберет номер. Из такого поведения ужасно хочется вывести, что, может, лучше им было бы и не проживать здесь… А я не могу относиться к своим четырем стенам, как к чему-то сугубо утилитарному, обиходному. В доме должна быть душа, и Хозяйке следует о ней заботиться.
...вчера мы развлекались кухонным колдовством. Что может послужить символом Осени более, чем тыква? Вот ее-то я и пыталась превратить… нет, не в карету. В запеканку.


@темы: kvalificerad struntprat, мысли без вектора, фотографии

12:12 

Listen how calmly I can tell you the whole story
А у нас на работе был сегодня день открытых дверей для детей сотрудников. Коридоры банка огласились многоголосым лепетом и кругом броуновское движение, мельтешение, жизнь кипит, любопытство через край... Для малышей организовали экскурсию, рассказывали, какой отдел чем занимается, даже, кажется, на счетной машинке они игрушечные банкноты посчитали. И мой тродат тоже пользовался популярностью -). Удивительно, насколько очевидно здесь сработало житейское правило: мол, дети копируют своих родителей. В архиве на вопрос хранителя, что тут стоит на полках, один мальчик со знанием дела ответил: конфиденциальные документы – и это оказался сын внутреннего аудитора. А дитё программиста сразу же опозналось по словам «чип» и «сервер».
Вечером всех пригласили на представление: две девушки-затейницы показывали фокусы-опыты с холодной кипящей водой, мыльными пузырями, разноцветной пеной и всем прочим, что составляет атрибутику занимательной физики и химии. Мне кажется, взрослые были не в меньшем восторге, чем детишки - детские эмоции очень заразительны, и когда рядом с тобой крохотное очаровательное существо с таким неподдельным изумлением смотрит на все происходящее, невозможно не поддаться - и ты убираешь в нижний ящик стола свою профессионально-серьезную физиономию и просто позволяешь себе чувствовать искренне.
По пути в кабинет я оказалась стихийно застигнута роем малышни. Такое ощущение, будто котята кругом собрались – маленькие, умильные, так и хочется всех скопом обнять.
В общем, сегодня был день доброты, милоты и борьбы с осенней депрессией.


А вообще, если задуматься, банк у нас, конечно, феерический. Ни в одной «приличной» кредитной организации не практикуется подобный нескончаемый праздник жизни. А мы, ко всему прочему, еще и поем. На литовском, для разнообразия. Кстати, на что я люблю иностранные языки, а этот показался как-то неблагозвучен – дети иногда придумывают такую тарабарщину, называя ее своим тайным языком.

@темы: это интересно!, эмоции, работа

17:44 

А что я нашла!

Listen how calmly I can tell you the whole story
"Трейлер" к эпопее Стивена Кинга "Темная Башня". Эпизоды так удачно подобраны, что все части романа легко узнать - и они изображены именно так, как я их прочитала.


@темы: embed media, культура

00:12 

Про работу в целом и юристов в частности

Listen how calmly I can tell you the whole story
На работе за прошедшую неделю установили рекорд - каждый день открытие. Я понимаю, что для какого-нибудь большого банка это такая рутина, что и говорить не о чем, подумаешь - открытие счета, удивили. Да всё равно что пирожков напечь. Но для нас это какая-то небывалая, почти паранормальная активность. Ведь у нас обычно как? Каждый документ выверяется до миллиметра на соответствие всем мыслимым и немыслимым законам - ибо банчок маленький, все крайне прозрачно, надзорным органам нечего делать при желании отыскать в ведении дел несуществующую фатальную ошибку, попахивающую отзывом лицензии. Прибавьте к этому, что открытием занимаются оголтелые перфекционистки, то есть все доводится до идеала, зачастую ценой собственных нервов. И вот после того, как все запятые проверены, копья обломаны по поводу каждой уставной бумажки и подписи "за" со скрипом и оговорками собраны - барабанная дробь, пятнадцать минут сумасшедшей беготни за подписантами, язык обматывается вокруг шеи - вуаля, счет открывается. В зависимости от активности клиентов, происходит сие знаменательное событие один-два раза в месяц, а иногда и вовсе образовывается какой-нибудь "долгострой", потому что никто никуда не торопится.

На прошлой же неделе наш департамент таки довел до логического финала четыре таких "проекта века", которые ожидали своего часа по паре лет (!). Формальности и процедуры, рассчитанные на два рабочих дня, спрессовывались в несколько часов, менеджеры валялись в предынфарктном состоянии, мы ходили по тонкой границе между соблюдением абсурдных, но жестких требований законодательства и ублажением клиентов - и выстояли эту битву. К вечеру пятницы, когда безумные дни сурка закончились, мне хотелось одного - упасть и не вставать. Не бодрило даже законное чувство выполненного долга и гордости, которые, по идее, нам следовало бы испытывать, провернув такую пропасть дел. Нет-нет, не надо благодарностей и наград. Просто дайте выспаться.

Наверное, мы не ошалели окончательно только потому (лирическое отступление: говоря "мы", я имею в виду свою начальницу и себя, занятых на открытии), что и "в пылу атаки" находили секунду повеселиться. Правда, веселье в нашем департаменте зачастую походит на праздник в Приюте Безумных, бред льется рекой, но зато жить помогает. На сей раз досталось как раз юристу, заявленному в заголовке сей записи. Так вышло, что новый глава юр.отдела, с которым наш сотрудничает очень тесно, оказался... как бы это помягче... не очень сведущ в банковском законодательстве. Зато красивый, как черт знает что. И вот он зашел к нам как-то, дать комментарий по поводу одного спорного вопроса. Налил не сильно аргументированной воды, оставил нас с Н.Б. в задумчивости и убыл. Проблема в итоге была решена так, как он предлагал. Н.Б., до последнего сомневавшаяся в правильности решения, потом сказала:
-Для успешного юриста главное что? Хорошо подвешенный язык и длинные ресницы. Потому что когда аргументов не хватает, можно похлопать глазами, и оппоненты уже на твоей стороне.
Теперь в нашем департаменте А.В. проходит под кодовым именем "Хлопай ресницами и взлетай".

@темы: работа

22:33 

Listen how calmly I can tell you the whole story
В прошлые выходные… да, похоже, входит в традицию писать в конце недели отчет о прожитых семи днях. Что ж, я предполагаю, а рабочая нагрузка располагает.
Так вот, в прошлые выходные была на концерте Александра Домогарова в «Колизее». В программе были песни на стихи Танича, Рождественского, Высоцкого, Гумилева, романсы Вертинского, чтение хорошей поэзии (моя любимая пушкинская «Сцена из «Фауста») и интересные рассказы об артистах… Вечер прошел душевно, чему, в том числе, способствовала и атмосфера небольшого зала – даже с одиннадцатого ряда сцена была как наяву как на ладони. Главный виновник встречи поначалу казался смущенным и скованным и имел несколько растрепанный вид, но когда песне к четвертой зал «зажегся» («Молодцы, - насмешливо прокомментировал Домогаров, демонстративно поглядывая на часы, - пятьдесят две минуты продержались.») и зрители стали более живо откликаться на происходящее на сцене, Домогаров тоже приободрился, как будто попал наконец в свою колею. Немножко шутил насчет «противостояния» Питера и Москвы, про все эти поребрики и бордюры, рассказывал об Одессе, куда в детстве уезжал на лето, в лицах разыгрывал анекдоты из жизни Вертинского, а в финале вечера устроил небольшую импровизация на пару с руководителем своего мини-ансамбля – заставил того на спор без репетиции спеть что-то из репертуара «Машины времени». Вообще походило на то, что эти двое в компании друг друга могут жечь бесконечно. И разумеется, концерт не мог обойтись без песни «Город, которого нет» - тонкий реверанс в сторону питерской публики. Домогаров спустился в зал и, презрев протянутые ему для пожатия руки, уселся на пол рядом с оператором, чтобы послушать извне песенный манифест, сопровождавший его… на протяжении скольких сезонов «Марша Турецкого»?

Далее без претензий на истинность рассуждений, просто мнение наблюдателя. Об истинных чувствах, переживаемых актерами, говорить нелегко – где заканчивается игра и начинается живая душа? Однажды мне довелось посмотреть интервью с Домогаровым, в котором он, в присущей ему байронически-скучающе-насмешливой манере рассказывал о личном – о работе в театре и кино, о славе, постигшей его из-за внешности, о женщинах, о погибшем сыне, о смысле пути. И предстал он несгибаемым героем, который стоически сносит удары судьбы, позволяя себе разве что горькую полуулыбку. Ну вы понимаете: не показывать окружающим душевной боли, предполагая и надеясь, что люди как раз заметят, как мужественно ты переносишь доставшиеся тебе страдания.

На концерт я пошла не столько ради музыки, сколько самонадеянно желая понять, что за человек Александр Домогаров на самом деле, что за сердце скрывается за маской баловня судьбы, утомленного всеобщей любовью. Да, да, признаюсь, мою не в меру романтическую натуру привлекают такие вот чайльд-гарольды…

Но затея моя душеведческого толка… не сказать, что провалилась, но успехом не увенчалась. Мефистофель в упомянутой выше сцене самодовольно восклицает: «Я психолог. О, вот наука!» А я не психолог, пожалуй, логический анализ душевных движений мне не дается, только слепое со-чувствие. Где уж за столькими покровами многолетнего самообмана разглядеть, что творится в глубинах сердца, если сам человек почел за благо от себя все страсти спрятать подальше, в самый темный угол. И вот он балагурит и как будто посмеивается над собой, над принятой ролью картинного мученика, а кто смотрит на него в упор из зеркальных глубин в пустой полутемной гримерке и о чем говорит?... Того мы никогда не узнаем. И никто не узнает.

@темы: мысли-чувства, культура, embed media

23:42 

Listen how calmly I can tell you the whole story
В прошедшие выходные посетила выставку «Ван Гог. Ожившие полотна». Ощущения не потрясающие, но приятные – именно «ощущения» говорю я, поскольку презентация не столько информативна и насыщена фактами, сколько апеллирует к эмоциям. Да, необходимый минимум сопроводительной информации дан – просто чтобы было понятно, о чем речь, но на 98% инсталляция задействует нерассуждающие чувства смотрящего. С четырех сторон тебя окружают удивительные полотна – в яркости палитры, насыщенной чистыми, беспримесными цветами, в фантастической манере интерпретации привычной реальности есть что-то непосредственно-детское, из той благословенной поры, когда творческая волна не разбивается о внутреннее «невозможно» и «так не бывает». А с этим ребенком в одном сердце соседствует великий мудрец, знающий, что звезды – это цветы неба и что за тяжелым бархатом ночи на самом деле скрывается мерное коловращение вечной Вселенной. Прибавьте к картинам соответствующее настроению полотен музыкальное сопровождение – и вот готова идеальная ловушка для взгляда и души. И чем дольше находишься внутри этого калейдоскопа, тем больше он захватывает, помогает отвлечься от окружающего броуновского передвижения посетителей и сконцентрироваться на бесконечных деталях и нюансах…
Атмосферу создают еще цитаты из писем художника, ненавязчиво сопровождающие показ полотен. Кажется, что он сам дает комментарии к своим картинам. И, пожалуй, именно вот эти письменные слова Ван Гога зацепили меня больше всего остального. Они лишены пафоса нарочитого, специально измышленного высказывания. Они по-хорошему просты, бесхитростны, честны и глубоки – и в них тихая и нерушимая убежденность человека, нашедшего свой путь и сложившего свой кодекс Жизни. И нет в его словах даже намека на поучение, претензии на общезначимость, но слова – личные заветы эти столь хороши и правильны, что им хочется следовать. Под впечатлением решила познакомиться с эпистолярным наследием художника подробнее – книга ждет своего часа, а я, гурман от литературы, не спешу к ней приступать, наслаждаясь предвкушением.

Читая книги, равно как и смотря картины, нельзя ни сомневаться, ни колебаться: надо быть уверенным в себе и находить прекрасным то, что прекрасно.

Я думаю, что чем больше человек любит, тем сильнее он хочет действовать: любовь, остающуюся только чувством, я никогда не назову подлинной любовью.

@музыка: Ludovico Einaudi

@темы: культура

00:47 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
В прошедшую субботу я вернулась в наши холодающие широты из другой жизни, из другого мира. Двухнедельный итальянский вояж – беззаботное счастье горячего солнца и морского ветра, великолепие архитектуры – бесконечный праздник для глаз, богатейшая историческая наполненность каждого уголка, не позволяющая застояться уму. Четырнадцать дней переездов, бесконечных пеших блужданий, движение, движение, ни минуты покоя – но уже после понимаешь, что это было так хорошо, так отдохновенно… Сам того не замечая, в Италии меняешься характером к лучшему: немыслимо хранить угрюмую холодность и строгость среди таких открытых, жизнерадостных, приветливых людей; никак не получается потакать своей дикой интроверсии (да и не хочется!), когда утром каждый прохожий с широкой улыбкой говорит тебе Buon giorno! – так, словно ты его лучший друг. Здесь быстро привыкаешь высоко и победительно носить голову – тому помогает самооценка, вдруг вырастающая на почве игриво-уважительного внимания и комплиментов. Здесь люди, кажется, вообще избавлены от гнета каких-либо забот (которые, видимо, вкупе со щедрой долей мировой скорби целиком достались русским – такое впечатление создается, стоит утром понедельника спуститься в метро), среди них как-то психологически легче существовать.
Одной жизни явно недостаточно, чтобы узнать Италию как следует. Римини, Венеция, Флоренция, Рим, Ватикан, сопредельное Сан-Марино – города и страны были охвачены за неделю кавалерийско-туристским наскоком, о чем повествование пойдет позже, подробнее и с иллюстрациями. Среди великолепных руин Вечного города оставила я частичку сердца – как монетку в фонтане, чтобы вернуться однажды. Нечто большее привезла я на сей раз из далекого далека, чем внушительный багаж восторгов и впечатлений, новых знаний и открыточных фотографий – желание смело и деятельно жить. Оно тонкое и трепетное, и каждую минуту его нужно ограждать от циничной разочарованности, суетной рутины, равнодушия самого к себе – чтобы не погасло, не покинуло. Чтобы укрепилось и сделалось хорошей привычкой.
…а в нашем королевстве тем временем Осень, пора зовущего вдохновенного беспокойства. Деревья в первых подпалинах утреннего холода. Коралловая рябина. Маслянистая вода прудов. Хочется вынуть из самой души самосложившиеся песни на незнакомом языке и сплавить с осенним хрусталем как будто объективной реальности - чтобы получился реальный мир сладко тревожащих грез.

@темы: настроение, мысли без вектора, voices in my head

20:56 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Бывают дни, когда мне кажется, что я вижу окружающий мир впервые. И это прекрасно.

@темы: kvalificerad struntprat, мысли без вектора

Soon it will be cold enough to build fires

главная