• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
19:46 

Даешь Весну!

Listen how calmly I can tell you the whole story
Все, долой деструктивные записи и такие же мысли! Я хочу жить и просто быть счастливой, тем более что все к этому располагает.

Встреча
Я проверила - законы справедливы:
Чувства укрепляются в разлуке;
Был ли просто другом - стал любимым,
А случайная знакомая - подругой.
Убывают дни. Все больше писем
Для тебя. Не бойся, не отправлю!
Я рожденные бессонной ночью мысли
На счастливый день свидания оставлю!
Наша встреча - кадры строй киноленты,
Сцена на перроне крупным планом:
Губы, радостью изломанные, немы;
Сердце оглушает ритмом рваным.
Избегаем слов, бесцветных и бессильных.
Слово - звук пустой, не стоит ничего.
Тайнопись лукавых взглядов и улыбок -
Нашей дружбы совершенное арго.

@темы: мысли-чувства, творчество

21:26 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:53 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:19 

Intermezzo. Ассоциации

Listen how calmly I can tell you the whole story

Оно ожидало меня за дверью – существо, так похожее на человека. Человек, похожий на огромную антрацитовую бабочку. Он кружил в шелковом вихре – как водоворот, как ход грозовых туч, как вращение космической туманности – плавно, текуче, опасно-завораживающе, по неведомым законам с точно отмеренной долей произвольности. Его чуткие, отягченные серебром пальцы порхали по хрустальным шарикам на тонких цепочках, заставляя их согласно раскачиваться. Как деформация молекулярной решетки, как распространение волн в упругой среде… Прозрачный перезвон и его смех, одинаково высокие, чистые, ломкие звуки, соединялись в мелодию старинной музыкальной шкатулки, а сам он был фигуркой, что должна вечно двигаться по кругу под один и тот же мотив; но вот она ожила и освободилась из плена окружности и проложила свой путь из прошлого в будущее, минуя настоящее. Реальное. Сущее.

Он оборачивался ко мне, улыбаясь лукаво и маняще. Кто взялся бы сказать, что обещала эта улыбка? Посвящение в тайну… Доверие… Непрекращающуюся игру-погоню за ускользающим призраком заброшенного дома…

Его танец завлекал меня в глубину непознанных территорий разума, где был лишь осязаемый сумрак и мерцание хрусталя, где порожденные изощренной фантазией фантомы робко протягивали призрачные щупальца в реальность. Реальность ли?


Все стремительней он летел вперед, и я следовала за ним, за моим проводником в неведомое, к пределам темноты. Не стало ни верха, ни низа, не стало ни «прежде», ни «потом», протяженность и длительность потеряли всякое значение. Стены, колонны, высокий сводчатый потолок, пол под ногами - все заклубилось черным туманом с неверными проблесками звезд – или далеких Солнц. Бесился ветер, рвал на ленты мрак, обнажая на мгновение хаос подсознания, из которого вышел этот то ли дворец, то ли собор…

…его танец становился все неистовей. Порой его фигура рассыпалась стаей траурниц, обретала свои привычные очертания и через мгновение вновь обращалась в тысячу шелестящих крылышек. На грани слышимости глубоко и тревожно звучал орган.

Существо больше не улыбалось. Оно взглянуло на меня строго, пытливо…

…и все закончилось.

Я смотрела в высокое стрельчатое окно. Внизу расстилалась долина, по ней бродили тени. Из глубины дома доносилась, постепенно затихая, волшебная мелодия музыкальной шкатулки. В высоте метались неясные шепоты. Полупрозрачные силуэты быстро исчезали. История близилась к концу.

Ничего. Мы подождем. Однажды кто-нибудь почувствует, что ночь слишком странна и глупо прятаться от чудес – и тогда он придет к нам…



@музыка: Cinema Strange - Bright violet euphoria

@темы: творчество, господин Азаров, (Азар)ило

12:26 

Цвет. Ассоциации

Listen how calmly I can tell you the whole story
19:10 

Отклик

Listen how calmly I can tell you the whole story
...Сложное подобралось общество. Не располагающее к легким душевным разговорам, которые ничего не значат, не задерживаются в памяти, только оставляют приятное послевкусие. Собравшиеся лишний раз доказывали, что социум есть всего лишь сумма отдельных личностей, не заинтересованных друг в друге. Белокурый молодой человек с беспокойным взглядом неврастеника шагал туда-сюда, непрерывно шепча: "Väre eller ikke väre?" Иногда он случайно наступал на сложные схемы небесных сфер, которые почтенный профессор чертил на полу кусочком угля, но как будто не замечал того, что нарушает чужую работу. Ученый, впрочем, тоже не обращал внимания на помехи: он продолжал рисовать таинственные знаки, пентаграммы. Он не слушал речи некого господина, по виду которого невозможно было с точностью сказать, из благородных он или из простых. Господин убежденно клял любовь, поэзию и прочий вздор; ни к кому в особенности не обращаясь, провозглашал, что наука - единственное средство объективного познания мира. Впрочем, влюбленным юноше и девушке, что стояли в сторонке, держась за руки, и, как молитву, выдыхали имена друг друга, тоже не было дела до презрительных высказываний по поводу излишней сентиментальность.
И только Шут, вопреки своей сущности и предназначению, не кривлялся и не балагурил. Забившись в угол, он рассеянно наблюдал за присутствующими. Лицо, выражающее крайнюю степень усталости, находилось в трагическом диссонансе с нарисованной на нем маской весельчака. Шут мысленно уговаривал себя потерпеть еще немного: еще одна Вечность на арене, а потом, может быть, наступит избавление.... Ведь Господь, судя по рассказам, милостив, а грехи Шута не настолько тяжки.

Клоун в огненном кольце...
Хохот, мерзкий, как проказа,
И на гипсовом лице
Два горящих болью глаза.
Лязг оркестра; свист и стук
Точно каждый озабочен
Заглушить позорный звук
Мокро хлещущих пощечин.
Как огонь, подвижный круг...
Люди - звери, люди - гады,
Как стоглазый, злой паук,
Заплетают в кольца взгляды.
Всё крикливо, всё пестро...
Мне б хотелось вызвать снова
Образ бледного, больного,
Грациозного Пьеро...
В лунном свете с мандолиной
Он поет в своем окне
Песню страсти лебединой
Коломбине и луне.
Хохохт мерзкий, как проказа;
Клоун в огненном кольце.
И на гипсовом лице
Два горящих болью глаза...
М.Волошин, 1903


@музыка: Saltillo

@темы: настроение, ответ Евгению, творчество

21:22 

Дневниковые записи. Старое

Listen how calmly I can tell you the whole story
Твоя любовь
Так страшно скрежетало в небе,
И дом вдруг показался
Таким непрочным.
Рвались снаряды грома,
Оглушая, сотрясая стекла;
И молнии выплескивались белым,
Заливая
Часть небосклона.
По улицам сухую пыль
Гнал ураганный ветер.
Песчинки дробью
Бились в стены...
...и вдруг все стихло.
На фоне бледного окна
Протянутая ввысь рука
Смотрелась ирреально-тонко,
И думалось:
твоя любовь - затишье
после бури.
13 июля 2007 - 17 июня 2009

P.S. Когда-то давно я дала обещание составить мозаику для А.М. Два года прошло в бездействии. Нет, я не забыла. Просто не хватало сил. Пусть эти строки станут первыми элементами полотна. Земля по-прежнему полнится слухами

@темы: А.М., стихи, творчество

19:37 

И еще... Так сказать, бонус.

Listen how calmly I can tell you the whole story
Сирень
В своем бедном, заросшем травою саду,
Где сорняк зацветет разве что от тоски,
Чародейной сирени куст посажу -
Пусть лиловою негой исходят цветки,
Пусть нескромная роскошь соцветий зовёт
Пчёл звенящих и призраки Вечной Весны
Пригубить бы сиреневых сумерек мёд
И смотреть наяву вдруг ожившие сны...
А потом возвратиться в реальность с грозой,
Свежий сумрак в открытые окна впустить,
Слушать шелест и дроби воды дождевой
И поверить, что нет причины грустить.
Если все же раскроет объятья тоска
Невозможности встречи, горюй-не горюй,
Я губами коснусь пышной грозди слегка -
Я надеюсь, ты чувствуешь мой поцелуй...

май-июль 2009г.

@темы: посвящение, стихи, творчество

21:45 

Вдогонку. Плод одной бессоницы

Listen how calmly I can tell you the whole story

Утро тихое, в сиреневой кипени
Утопает старый дом, рассвет
Размывает на палитре полутени,
Птица ранняя шлет солнцу свой привет...
Ну а я иду сказать тебе "прощай"
Жаль, не избежать финальной встречи.
Может быть, кого-то время лечит,
И пространство нивелирует печаль
Может быть. Мне просто нужен повод,
Чтоб поставить опыт над собой...
Ты, мой друг, еще так чист и молод,
Ангелок, обласканный судьбой…
А моя судьба - грехи и темень
И накал нечеловеческих страстей...
Да, малыш, я - дьявольское семя,
Мне, наверное, не место меж людей…
Мне бы в бой, чтоб сталь, искря, звенела,
Или в море, в шторм, когда дурит волна
Или в земли по соседству с пеклом...
Жить хочу на грани - жизнь одна!
Потому до света, спозаранку,
Я приду проститься. Лучше так.
Взгляд-укор не нанесет мне раны,
Отмахнусь привычно: всё пустяк -
И покину нашу гавань с нежной грустью.
Мне неведомы мои пути...
Задержусь на миг на перепутье,
Повторяя "раз уходишь - уходи".


@темы: посвящение, стихи, творчество

00:34 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:36 

В тишине библиотеки

Listen how calmly I can tell you the whole story
16:39 

Чтобы отметить первый день "зимы"

Listen how calmly I can tell you the whole story

Несомненно, главная черта моего характера - верность себе. Когда ночью все обитатели общаги, напившись глёгга, мирно спят, Карина строчит курсовую по этнологии, заставляя отца Пимена периодически покидать келью на нервный перекур.

Когда за 1,5 часа успеваешь наваять три стихотворения на иностранном языке, приходит понимание - вот он, последний признак завершившейся адоптации в чужой языковой среде. Чтоб я по-русски так писала...
UPD. Собственно... Пятиминутка тщеславия. Пусть лежат тут, все равно для широкой аудитории не годятся
Anden

Livets ekvation

Кстати, лирическое отступление о рождественском глёгге: до сих пор не могу понять, почему он валит шведов с ног, несмотря на то, что градусов в нем еще меньше, чем в глинтвейне. Дело, видимо, не в качестве, а количестве.


@настроение: рабоче-боевое

@темы: idag, Sverige, творчество, стихи

11:03 

Listen how calmly I can tell you the whole story
В поисках нового смысла проходит
март -
месяц со снегом тяжелым,
как тритий Н3.
Март
с ощущением моря внутри,
Март
с первой бессонницей и тоннами книг,
Март -
время завязки новых интриг.
Март
задумчиво-серый, как долгий взгляд дружеский.
Март
опасно-шальной, сумасшедше-волнующий.
30.03.10

@темы: стихи, творчество

13:59 

Нехватка ирреальности. Портрет

Listen how calmly I can tell you the whole story
Ibland räcker det bara att titta på en person för att kunna beskriva den med ett rätt ord. När jag först fick se honom i ett litet cafe sittande vid bordet näre fönstret, kunde jag genast bestämma att han var filosof och konstnär i högsta meningen av begreppet. Ja, just så – filosof och konstnär, de bäst passande epititen. Men samtidigt förstod jag, att de här orden beskriver bara en liten del av hans mångsidig komplex personlighet.
Jag slogs av mild och ljus sorg, som han strolade ut – sorgen sågs i hans sätt att röka, i hans blick, i stilla röst, i leende till och med. Bara de, som vet mer än människa får veta, ser så ut – och han verkligen hade en massa kunskaper, det gällde både livserfarenhet och synfält. Han tyckte om att dela med sig av tankar och fakta – inte för att visa utbildningsnivå och ställa sig högre än de andra, han skrytade och satte näsan i vädret aldrig. Han bara njöt av att upplysa sina vänner, att hjälpa de i personlig utvecklingen. Ibland verkade det komiskt – han kunde meddela om något vanligt, t ex om en roman, som om det var nästan sakral sak av omätligt stort betydelse; olika fina tankar däremot lät ofta vardagligt och framfördes liksom i förbifarten. Den här konstiga vanan, den här kontrasten gjorde så att alla ord han sade stannade fast i minnen – jag vet inte om han handlade så med avsikten eller inte. I alla fall gillade han att berika sina vänner andligt, men han var mycket kräsen också och bestämmde först vem var värd att bli upplyst, vem verkligen behövde dessa kunskaper och var beredd att ta dem emot. Det vara nästan en uppmaning att vara hans vän, för han ställde höga krav på persons moraliska och intellektuella förmågor, han tål inte medelmåttighet, andlig latthet, han förstod inte de som var stolta över sin brist på kultur och nöjda med livet de hade. Man måste motsvara hans förväntningar, resa sig verkligen till en viss kulturell nivå, inte bara låtsas, för han kännde andras hyckleri som akut ont. Han betedde sig alltid ärlig och förväntade samma förhållande från dem andra, därför var det svårt att umgås med honom. Man brukar ju ljuga för att skona någons kännslor – men han förstod inte såna knep, fastän jag kan inte påstå att han hade likgiltigt hjärta och inget medlidande med andras sorger. Jo, det hade han. Ibland känndes han vara mer bekymmrad med problemet än den, som fick svårigheter. Men i vissa fall tyckte han, att medlidande förnedrar mänsklig värdighet – och mest obarmhärtig förehöll han till sig själv. Aldrig lät han hjälpa sig, alla smärtor bar han själv. Vad var grunden? Igen måste jag erkänna, att jag inte vet exakt, jag kan bara anta, att på sånt sätt ville han visa sin själens styrka eller (som tycks vara mer sannolik) var han för blygg för att be om hjälp.
Vänner brukade kalla honom för ”den sista riddaren av 2000-talet” på skämt, men varje skoj innehåller en del av sanningen. Han verkligen hade ridderlig karaktär – ärlighet, artighet och ren och något naiv tro på det goda och rättvishet var dess främsta drag. Han var hövlig med alla, förutom de som han tyckte illa om; såna olycksfolgar som råkade bli hans fiender fick så mycket sarkasm av honom, att det var ännu värre än om han skulle ha källd på dem. När det gäller hans ideer om den goda framtiden, måste man säga, att det var kanske hans religion. Utan någon dumm förtjusning, absolut seriös och nästan dyster (som en vetenskapsmen som har objektiv syn på den oideala verkligheten) berättade han om den andre Renessansen. Han började skriva boken om det, som ett moraliskt program för sin verksamhet, men tyvärr blir den aldrig skriven färdig. Såna människor som han lever inte – de brinner som fallande stjärnor – kort och starkt. Han själv tillhörde den framtiden han beskrev, han kom alltför tidigt i vår värld, så skyndade himmlen att korrigera sitt fel.

@темы: творчество

21:28 

Про танцы

Listen how calmly I can tell you the whole story
За что я, среди прочего, люблю наши занятия раггой, так это за непрекращающееся веселье. Помимо того, что сосредоточенные и часто безуспешные попытки скоординировать движение рук-ног-всего прочего вызывают смех, педагого тоже старается. В выходные разучивали хулиганские расхлябанные шаги; чтобы группа быстрее переняла манеру, Ира применила систему Станиславского и дала психологическую установку. Представьте, говорит, что вы живете где-нибудь на Ямайке, носите широченные штаны, которые просто не дают вам ходить по-европейски аккуратно, что постоянная жизнь под солнцем и звуки рэгги сделали вас расслабленными, ленииивыми-ленииивыми, и вы делаете большооое одолжение, идя кому-нибудь навстречу. А теперь представьте, что вы суровая банда из гетто и вам надо перетанцевать другую банду, чтобы показать, кто тут на самом деле короли улиц. Да-да, жесткий взгляд из-под бейсболки, шаг уверенней. Пониже присели, пониже! Семь, восемь... пошли!
И ведь действительно пошли. Неспешно, с чувством собственного растаманско-геттовского достоинства. Мягко, пружинисто, с вызовом. И неважно, что за пару минут до этого кто-то стеснялся, путался в ногах, сбивался с ритма - как только волна и настроение поймано, ты просто получаешь удовольствие. Потому что движение - это жизнь, а осмысленное движение в пространстве - это жизнь, прекрасная вдвойне.


@темы: настроение, песня, творчество

01:10 

Ночь на побережье

Listen how calmly I can tell you the whole story
Будет ночь и будет танец -
Старше мира колдовство
Вспыхнет на щеках румянец,
Но не стыд зажжет его...

Мне, цыганке, что стыдиться?
Я красива и вольна,
Я души твоей царица!
...иль покорная раба?

Мне чужды про страсть слепую
Рассужденья мудрецов,
Я свою любовь станцую -
Жест вернее всяких слов.

...и выводит звон мониста
Заклинания узор,
Мотыльками пляшут искры,
Алый мак - в ночи костер,

Бездны звездные над нами
Мерно кружат в вышине,
Бархатными голосами
Вторят шепчущей волне...

Пусть мой танец-заклинанье
В жаркий плен возьмет тебя,
Чувствуй тьмы очарованье!..

А когда взойдет заря,
Моря ласкового струи
Смоют ног босых следы.
Если я умру, танцуя,
Милый, знай - умрешь и ты.

февраль 2008 - 7 июня 2010

@темы: творчество, стихи, вечернее

22:58 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
WWP - whinning without plot

URL
23:43 

Внезапно

Listen how calmly I can tell you the whole story
Сидела сегодня у Валентины Петровны, ждала своей очереди задавать вопросы, чирикала ручкой в блокноте, а потом пришла домой и - бах! - достала краски. Угу, спустя -дцать лет. Угу, рисовать я в принципе не умею, только папашкины гены и спасают. Итог:
а) перспектива... с ней все плохо...
б) на переднем плане чернобыльский кедр некое хвойное недоразумение...
в) квадратное озеро...
г) зато автор счастлив, доволен, спокоен и вообще - отвела душу,да.

@темы: настроение, творчество

11:11 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Со временем
все больше недостает
ощущения плотности мира,
наскальным рисунком тоска
испещряет стены квартиры,
то ли вакуум, то ли защитный кокон
вокруг тела, но оно –
словно дом без окон.
Логика хороша для познания без хлопот,
но ничто не заменит
чувственный опыт.
Хорошо бы
падать в пушистый снег, улыбаясь небу,
босяком нестись наперегонки с ветром,
шалеть от рокота моря и криков чаек,
подпитывать счастье солнечными лучами,
гладить бродячих собак,
красть осенние яблоки
(на фоне прозрачного неба
они кажутся особенно яркими),
согревать ладони в паря’щем стоге,
хранить камни
на память о пройденной дороге,
а еще без стыда, радостно плакать,
потому что пять утра, рассвет, тишина
и всемирная благодать.
Оттиски реальности на каждом
миллиметре души –
минус в счет субъективистов,
зато доказывает, что ты жив.

10-12 апреля 2010г.

@музыка: Amy McDonald - This is the life

@темы: творчество, стихи, мысли-чувства

02:36 

Сказка. Начало

Listen how calmly I can tell you the whole story
Интересно, почему так получается, что я есть, и в то же время меня как будто нет, размышляла Соня, прогуливаясь по покатой, словно стекающей с берега в воду беломраморной террасе Новой оперы. Ультрасовременное здание – сплошь сталь, стекло и белый камень – походило на космический корабль, при посадке одним краем зарывшийся в прибрежный песок.
Нет, не так. Почему я одновременно здесь и где-то далеко? Мое тело, вот оно, меряет медленными шагами пандус театра, а разум… А разум уносится в выдуманные мной самой миры, видит нездешние пейзажи, ведет обстоятельные диалоги с воображаемыми друзьями, заводит знакомых среди людей, настоящая встреча с которыми едва ли возможна, переигрывает сценарии уже случившихся событий, заглядывает в будущее… Крылья фантазии…
читать дальше

@темы: Лис и компания, ночная галлюцинация, творчество

Soon it will be cold enough to build fires

главная