Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вечернее (список заголовков)
00:49 

Снегопад

Listen how calmly I can tell you the whole story
В этом почти нет смысла, но...
...сегодня Город захвачен снегом, столь ранним и обильным, какого я не припомню за многие годы. Белые мухи вьются в рассеянном оранжевом фонарном свете, бурно, шаловливо, стремительно, но вовсе не хаотично, как может показаться. Полые, округлые заряды метели, этакое перекати-поле из снега, влетают в световой конус, на миг приобретая видимую форму, и тут же уносятся в синеву вечера. В Городе вдруг стало... не радостно, но странно-уютно - бесприютные темные тоннели сырых, продуваемых всеми позднеосенними ветрами улиц превратились в светлые комнаты, застеленные пухов, освещенные тепло и мягко. Со страниц волшебной книги он сошел в действительность, этот Город, с картины, которую можно рассматривать бесконечно, представляя жизнь, что развивается в глубине нарисованного пространства. Идешь и оборачиваешься кругом, чтобы ничего не проглядеть, а за твоей спиной прекрасные призраки деревьев скромно отступают в лиловые и синие тени...








@темы: настроение, мысли без вектора, мой город, вечернее

22:26 

Repeat, please

Listen how calmly I can tell you the whole story
22:10 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Я очень ждала новогодних каникул, предполагая, что наконец-то смогу появляться тут с записями почаще, расскажу о культурной жизни, ибо многое было прочитано и посмотрено, да просто выпишусь; однако мысль о том, что ноутбук дохнет каждые пять минут и после необходимо долго и мучительно несколько раз перезагружаться, вообще отбивает желание связываться с этим пылесосом, наделенным клавиатурой.
К тому же, жизнь за границами он-лайна прекрасна, размеренна и полна разнообразных увлекательных занятий, и нет желания искать развлечений там, в зазеркалье.
За каникулы я успела перевести рассказ (да, простите-простите, не люблю слово фанфик), на который давным-давно облизывалась - John Childermass’s Last Employer, из раритетного фандома (если он вообще существует как таковой) «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». И исходный роман великолепен (летом я о нем писала), даже жаль, что он, судя по всему, малоизвестен среди читающей публики – и вышеозначенный фанфик (для кратости и взаимопонимания) несомненно хорош, уже хотя бы тем, что речь в нем идет о загадочном и непостижимом Джоне Чилдермасе. Его появление на «вечной» службе у мистера Норрелла описано не совсем логично, мотив все же не ясен, но в целом, если пристально вглядываться в подтекст и домысливать, то да, можно поверить, что так оно и случилось. И что еще хорошо, в фанфике отлично передана атмосфера романа – Англия, конец XVIII века, национальное волшебство. Очень надеюсь, что перевод мой не загубит прелесть оригинала. Если где-то уже существует «канонная» русскоязычная версия, пожалуйста, пока не говорите мне о ней – утоляя тщеславие, я сначала хотела бы опубликоваться, а потом уже пойти почитать и посыпать голову пеплом по поводу хренового владения русским языком. Спасибо за понимание.
Вдохновившись примером моей скромнейшей carottt@yandex.ru, которая по случаю демонстрировала мне свои работы (вот рукодельничает же, но умалчивает о впечатляющих результатах), вернулась к вышиванию. Ох, «Старый город», до чего ж ты скучен и зелен, но я тебя дошью! Вопрос чести уже. Видно, все-таки стоит, несмотря на технические трудности, скачивать и смотреть «Аббатство Даунтон» - иным образом, без приятного кино-аккомпанемента, эта картинка пролежит, натянутая на пяльцы, столько же, сколько лежала в упакованном виде в шкафу .
Жаль, не получается вышивать и читать – вот было бы замечательное совмещение приятного с… приятным; как хамелеон – одним глазом смотришь на канву, а другим в книгу. Я тут взялась постигать образцы современной литературы, выбор волею судьбы пал на «Если однажды зимней ночью путник…» Итало Кальвино. Книга о книгах, чтении, чтецах, о библиографических загадках и странной игре Судьбы. Многослойно, многогранно и, как, видимо, приличествует постмодернистской литературе – форма, некоторым образом преобладающая над содержанием. Этот роман ассоциативно напоминает цветки-граммофоны, вырастающий один из другого. Или фрактальные завитки морской раковины. Или… или… его структуру можно по-разному зарисовать. Но сам факт – зарисовать структуру повествования... Я даже знаю, кто бы использовал этот педагогический прием на своем уроке.
Вот теперь думаю преподнести «Путника» Ф.Лиевскому в качестве опоздало-рождественского подарка. В магазинах не то что приличных, вообще никаких изданий нет, а заказывать в «Лабиринте» - слишком долго, поэтому выбор колеблется между Кальвино и «Облачным атласом», который доступен в каком хочешь виде. Интуиция, правда, подсказывает, что второй не придется ко двору, а потому завтра будет еще один рейд по книжным лавкам города.
Да, Ф.Лиевский… Выполняя давненько взятые на себя обязательства, постигаю его роман – нет, не подумайте, с удовольствием. Но это удовольствие такое, на любителя, пополам с сердечной болью и кровавыми слезами, к нему надо привыкнуть. От его прозы бывает тяжело, но как-то хорошо. Вот и сегодня… Черт знает как спала полночи, проснулась ни свет ни заря, подумала, что на кой мучится дальше, взялась за роман – и все, на пару часов меня не стало. Нырнула, забывая, что запас кислорода не бесконечен. Хорошо, пока – очень хорошо. Да о чем я? У него не бывает плохого. Ну, разве что читателю не по вкусу – но это уж, простите, проблема читателя. А впрочем, я пристрастна и необъективна. Справедливо одно – такое произведение требует ответа, желательно – равнозначного, то есть искреннего и отточенного.
А снилось в полубреду, что я где-то на российских югах, пытаюсь идти по кромке моря, а сильные волны сбивают меня в ног, валят в бурлящее месиво из воды и песка, и взбаламученные песчинки и камушки ощутимо секут открытую кожу.

@темы: вечернее, мысли без вектора

00:33 

26

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
День начинался так многообещающе – снегопадом, что принесла с собой яростная Александра. Персональное мое суеверие почитает снегопад в день рождения добрым знаком; ну, по крайней мере, просто приятным явлением. Я же северная принцесса, а потому не могу не радоваться, когда пустота звонкого мерзлого асфальта укрывается белым пухом.
…но, подчиняясь гнилому питерскому микроклимату, снег недолго оставался собой; полчаса – и по отливам окон застучала капель. Декабрь…
Но я завела этот разговор не ради обсуждения погоды. Миновала моя четверть века, пролетел очередной год земного бытия, а значит – настало время анализа, чтобы ничто не прошло бессмысленно.
До нового года осталось не так много, и можно было бы подвести как бы подытог, но порядка ради я ограничусь лишь персональной датой.
Новый период мы всегда открываем в приподнятом настроении, искренне веря, что все сложности и невзгоды остались позади, а дальше последует беззаботная радость, но ход событий – от серого к иссиня-черному – насмешливо утверждает обратное. 2014 год выдался сложным. Если бы не боялась прогневить высшие силы, я сказала бы, что ацтеки ошиблись в расчетах на пару лет, и апокалипсис, ожидавшийся в 2012-м, настигнет нас в текущем – как-то всё так складывается в нашем безумном, безумном, безумном мире. А может, он и наступил тогда, и мы продолжаем жить, «не заметив, что нас уже нет». И все кругом – вечно серое, заложенное пуховыми перинами небо, и мрачные лица, и злобные голоса, и общая абсурдность происходящего – картины ада в никак не угасающем сознании. Кто знает?
2014 год – под знаком больниц, посменной вахты у бабушки, лекарств, новых диагнозов, прогрессивно ухудшающихся, пока они не дошли до апофеоза современного медицинского бедствия – онкологии… Да, нынешний год запомнится такими вот невеселыми вехами. Будучи, по традиции, прилежной ученицей, я, конечно, из всего пыталась извлечь урок, пусть и политый слезами отчаяния и злости. Обстоятельствам плевать. Они заставили меня избыть брезгливость и мнительность, научили терпению и терпимости, научили не думать о себе. Впрочем, от этого не удалось избавиться на сто процентов.
На втором месте – работа. Работа, работа, работа – отрываем счет – уставы-протоколы-выписки-приказы, меняем карточки, разблокируем ключи – и….. начинай сначала! Законодательные новшества, поставившие на уши наш правильный и обязательный банк... Попытки успеть все и сразу и не накосячить при этом. В целом – год сурка, то ли затянувшийся, то ли слишком уж быстро пролетевший, не сразу разберешь. Второе вернее.
И потом – возвращение блудного папаши, самая удивительная, необъяснимая и дипломатически-невыдержанная уступка предателю Дома. Во имя сохранения самого Дома, как гласит официальная версия; неофициальная, а значит истинная, куда менее достойна, ибо жалость всему причиной. Жалеть мужчину (мужчину?), изменяющего тебе третий раз? Чего-то я не понимаю в социальном явлении, именуемом браком.

Но меня послушать – прямо беда, а не жизнь.
А между тем…
Январские праздники на Сицилии, великолепие римских руин и купоросная зелень вод Венеции… Мое 25-летие отмечено тем, что я, северная принцесса, продала сердце Италии. Не все, конечно. Немалая его часть неизменно принадлежит безлюдным просторам тверской земли – с бескрайними полями, где так сладок воздух июльского полудня, с лиловым шелком вечерних вод реки, с неподвижным безмолвием закатов…
И если вести счет всему хорошему 25-го года по событиям, то: концерт 30STM, первый в моей жизни рок-концерт, три поездки в Москву, пусть по делам и ненадолго, но зато с возможностью повидать моего дорогого Лиевского, и еще – его роман, радующий объемом, а значит, нескорым окончанием, и отчего-то не сразу пришедшее понимание – теперь я владею инструментом для исполнения давней своей мечты: издания его стихотворений и прозы.

Однако суммировать происшествия из колонок «плюс» и «минус» - занятие примитивное, определенный уровень развития обязывает делать более сложные выводы. А они, точнее – он, один-единственный, таков: 25-й год научил меня смелее относиться к жизни. Давно пора бы, да? Но ведь лучше поздно, чем никогда. Это ничем не подтвержденное наблюдение, но ощущения непререкаемы и истинны. Остается дождаться, когда смелость принимать предлагаемые обстоятельства перерастет в импульс решительного деяния.

@темы: Zigmund Freud, analyse this, вечернее, мысли без вектора

22:47 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:21 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник,
что-то я совсем расклеилась, то простуда, то еще какая-то температурная зараза вдогонку... Надоело чувствовать себя вареной рыбой.

@темы: kvalificerad struntprat, вечернее

01:11 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:03 

Пророчество

Listen how calmly I can tell you the whole story
Я раскину руки,и английские реки потекут вспять…
Я раскину руки, и кровь моих врагов застынет в жилах…
Я раскину руки, и мысли моих врагов улетят, как стая скворцов,
И съежатся они, словно куча тряпья,
Я приду к ним туманом и дождем,
Я приду к ним в полуденной дреме,
Стаей воронов, что закроют рассветное небо на севере,
А когда враги решат, что спасены,
Я приду к ним в крике, что разрушит безмолвие зимнего леса.

Дождь откроет дверь для меня, и войду в нее,
Камни соорудят трон для меня, и взойду на него,
Три исконных королевства станут моими навеки,
Англия станет навеки моею,
Безымянный раб наденет серебряную корону,
Безымянный раб воцарится в чужой земле…

Оружие врагов моих чтят в аду, как святыню,
Замыслы их лелеют, как священные тексты.
Кровь, что я проливал на полях древних сражений,
Собрана адскими ризничими с запятнанной земли.
Собрана в сосуды из серебра и слоновой кости.
Я принес Англии магию,
Но англичане презрели мой дар.
Магия будет написана на камнях и холмах,
Но разум их не сможет ее постичь.
Облетевшие деревья зимой —
Письмена, которых им никогда не прочесть…



Сюзанна Кларк
"Джонатан Стрендж и мистер Норрелл"

@музыка: Polica - Amongster

@темы: выучить наизусть, вечернее, JSamN, скажи мне, что ты читаешь

22:16 

Прогулка

Listen how calmly I can tell you the whole story
Уважаемое Мироздание услышало мой предыдущий вопль и одарило желаемым, но в довольно странной форме. Полночи смотрела очень жизнеподобный сон, объединивший детали прочитанной на днях статьи, планов на субботу, непреходящих воспоминаний и каких-то совсем уж подсознательных фрейдистских символов. Это было с одной стороны здорово - хоть так мечты исполняются, но с другой - по содержанию неприятно.
Выходной, не шибко наполненный смыслом - полдня просидела с книжкой, потом сорвалась и поехала на Пискаревское кладбище. Никогда не бывала раньше, а сегодня настроение подходящее, только по кладбищам и гулять. Хорошо, людей почти нет, только холодно очень, ветер постоянно. Им уже неважно, а нас вроде бы не ждут особенно, хоть это и мемориал. Порывы ветра как будто из ниоткуда приносят отрывки "Адажио" Альбинони. Классически-красивое сочетание - пустынная песочная дорожка, белая скамья, нагие осанистые деревья. Страшные могильные курганы - пугающие своим количеством и формой, в которой ясно читается предназначение этих аккуратных, покрытых дерном насыпей - скрывать смерть и напоминать о ней. Под негреющих апрельским солнцем блестят полированные гранитные надгробия на персональных захоронениях - словно все эти сотни снова стоят плечом к плечу, подняв головы к чистому небу и глядя в голубую вечность, и солнце освещает их навеки молодые лица. Тяжелее всего, когда абстрактная смерть обретает имя и возраст. 1910 - 1941, 1916 - 1941, 1920 - 1945. Водопьянов, Смирнова, Акишин, Лавренович...
По-видимому, сколько бы поколений не сменилось, в каждом будет эхом отзываться боль погибающего, но непреклонного города.

@музыка: Two steps from Hell

@темы: вечернее, мой город, настроение

21:57 

Just an ordinary day

Listen how calmly I can tell you the whole story
Итак, первую неделю без руководителя мы пережили вполне спокойно и успешно; правда, в понедельник пришлось попотеть - закрытие месяца, но тут несладко было всему банку, так что можно считать, мы выдержали испытание с честью. Но, признаюсь, дисциплина немного просела, отсутствие начальственного ока сказывается - пропадает этакий рабочий нерв. Да и вообще... Весна... хочется сойти с дистанции и пойти полузаросшей тропой, не думая о гонке и ее участниках.

Такая радостная пятница

@музыка: 65 days of static - Fix the sky a little

@темы: kvalificerad struntprat, вечернее

22:06 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Переменчивый, непредсказуемый, обманчивый питерский март. Разумеется, Весна не могла сразу же начаться с солнца и сухих тротуаров. Утром, сидя на кухне с книгой, не секунду оторвавшись от страницы, заметила, что за окном белым-бело. Пухово-серое небо сыпало снегом, какого не было в январе. В полупрозрачной пелене смутно просматривались дома напротив, дальше - всё белое... Мне по душе этот снегопад, он немного обманывает чувство времени - как будто весеннее пробуждение только предстоит, и есть шанс лучше осознать его, ощутить полнее.

Уютный, ленивый день. Непогода отлично оправдывает приступ домоседства; можно наконец-то завершить накопившиеся хозяйственные дела (а у вас выходной - это тоже день, когда вы готовите, гладите и убираете :)?), навести порядок, побеседовать с запущенными фиалками. А еще - порисовать, добавить на канву несколько стежков, сосредоточенно, в свое удовольствие почитать. Сейчас перечитываю "Персидского мальчика" Мэри Рено. Любопытно, как меняются акценты понимания за несколько лет... Тогда основным для меня в романе была история странной любви и заслуживающей уважения преданности, едва ли подлинная, но ограненная со вкусом, достойно-романтичная, украшенная сдержанным блеском античной позолоты. А теперь кажется, линия любви - далеко не главная; она - лишь увлекательное дополнение к рассказу о человеке, носящем в сердце искру божественного огня, о том, как славна может быть судьба пассионария, и о тяготах избранничества. Рассказ о том, что величие порождает великую ответственность, а ошибки, которые более или менее безболезненно сошли бы с рук простому смертному, непростительны человеку, покорившему полмира - а потому их последствия возвращаются удесятеренной отдачей. Рассказ о верности, гордости, великодушии, справедливости и о том, что всеобщее обожание - всего лишь оборотная сторона абсолютного одиночества.

@темы: вечернее, мысли без вектора, скажи мне, что ты читаешь

23:25 

15 января

Listen how calmly I can tell you the whole story
Впервые за длительное время я чувствую, что всё складывается так, как должно быть. Я чувствую, что хочу и могу писать - связно, умно, с душой, с удовольствием. Более того, я должна писать, чтобы сохранить столь редкое ощущение правильного течения событий.
Три дня прошло от завершения каникул, еще осталась ленца и свободомыслие отдыха. Физическое тело, слух, зрение и разум не утратили глянцевитой оболочки, защиты умиротворенных нервов, я гладкая и обтекаемая снаружи, и шум, люди, дорога, город - всё скользит, не цепляя меня. Я похожа на обкатанное морем стеклышко.
Положенный зимний холод вселяет спокойствие, проясняет мысли, дыхание становится глубоким и размеренным - так хорошо пить прозрачный морозный воздух. Люди на улицах стали чуть более адекватны, словно бы их мозги отпустил затянувшийся ноябрь.
А ведь всё ухудшалось по нарастающей - с каждым днем темнее и беспросветнее, словно сужающийся луч между двух тяжелых, медленно и неотвратимо смыкающихся створок, готовых вот-вот перерубить последний свет. Как будто с каждой минутой возрастает темп, а время безжалостно сжимается, и нет ни сил, ни желания развивать скорости элементарных частиц. А потом кто-то застопорил шестеренки этого ада тьмы и безнадеги; со скрежетом они впились в неведомое препятствие и медленно-медленно стали раскручиваться в обратную сторону.
Пусть так будет всегда. Или хотя бы просто долго.


@темы: embed media, voices in my head, вечернее

01:01 

Еще один виток вокруг Солнца

Listen how calmly I can tell you the whole story
Что ж, господа, думаю, самое время оглянуться на промелькнувшие двенадцать месяцев и наконец дать себе отчет в том, что это было и как это было...
2013 год представляется мне арбузной долькой, в которой трудовые будни - это мякоть, а все остальное, связанное с досугом, домом, саморазвитием и прочими несерьезными, но интересными вещами - тонкая корочка. Обычно ясный, отмеченный особенными, только этому времени присущими впечатлениями образ каждого сезона, каждого периода года на сей раз размыт и затерт, и единственное, что вспоминается совершенно четко - рабочий процесс. А непроходящая тьма и вовсе заставляет думать, что впереди и позади - только ночь.
Это был год в дороге. Мой бумажный дневник ощутимо поправился от вклеенных билетов. Венгрия, Австрия, Москва, Тверская область, не считая многочисленных поездок в пригороды... Полное уюта и гостеприимства очарование Будапешта, терпкий вкус глинтвейна, к которому примешивается дунайский ветер; белейший, ослепительный снег Вены; толкучий Ленинградский вокзал и мысль, вдруг возникающая, когда выходишь из поезда под бравурные звуки марша - вот отсюда всё и начинается; добродушно-ленивый августовский лик столицы; простое и одновременно поразительно открытие - места, которые покидаешь, не исчезают, всего лишь навсего продолжают быть без тебя; родная тишайшая по-сентябрьски безлюдная Мста с запахом увядающего багульника и печного дыма; первая за год встреча с морем, еще не проснувшимся окончательно после зимы; один прекрасно-безмятежный выходной в Петергофе; один веселый вечер в Кронштадте - висящие в небе лодки и снова море...
Это был год тревог - прежде всего, из-за болезни бабушки и массы прочих причин, ничтожных по сравнению с беспокойством за самого родного человека.
Год сумбурного чтения и ни-одной-выдающейся-книги.
Год довольно успешной работы на новой должности, новых знаний и профессиональных навыков.
Год творческого беспокойства и непреходящего желания что-то делать руками.
Год сомнений и раздумий над правильностью выбранного курса. К сожалению, не могу похвастаться, что нашла ответ, почему у меня не получается идти дальше, и главное - я не решила, куда на самом деле хочу идти. Стратегия ленивой рыбы и постыдный фатализм по-прежнему доминируют.
Год странных бесед.
Год открытия второго дна в людях, считавшихся правильными и непогрешимыми.
Год, отмеченный двумя удивительными и по истине драгоценными встречами.

На сей раз я не стану заполнять бродящий по @дневникам опросник; краткий ответ требует больших предварительных размышлений. Мне симпатична ёмкость и организованность вопросов, но жизнь по большей части складывается так, что в ней уже не выделить, как в детстве, один любимый цвет, одного любимого человека, одно запомнившееся событие. Ее сеть неизмеримо сложней любой классификации.

Посему я остановлюсь в подведении итогов.

Мои дорогие друзья, будьте счастливы в Новом году!


@темы: вечернее, праздник к нам приходит

22:30 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Удивительное дело, только в нынешнем году мне почему-то пришло в голову, что я могу назвать свой точный возраст - 24 года и 364 дня. Только теперь мне удалось мысленно поймать этот рубеж между одной и второй датой; конечно, когда невидимый хронометр моей жизни пройдет над этой границей, никаких мгновенных\радикальных изменений не произойдет, но смена числа, которое характеризует тебя, так же как и набор букв имени, топоним места рождения и масса прочих понятий и цифр, событие волнительное.

Четверть века... Я бы сказала, что подошла к ней как-то очень быстро. По ощущениям, восемнадцать мне было еще вчера. Я не хочу "подводить итог", даже промежуточный, хотя, быть может, в этом была бы логика. Подведение итогов означает завершение чего-то, резкая отсекающая черта, по одну сторону которой остается навсегда закрытое прошлое, по другую - неизвестное будущее. Жизнь всё же воспринимается непрерывно; и есть множество моментов, впечатлений, людей, слов, событий, которые мне дороги, которые меня сделали, и я возьму их с собой, не как сокровища, но как самое необходимое в Дороге.

Вероятно, будучи на моем месте, какой-нибудь склонный к самоанализу житель звездно-полосатого континента составил бы список "Чего я достиг?" Думаю, в этом списке непременно значились бы пункты "свой дом", "семья", "стабильная престижная работа", ну или по крайней мере они уж точно были бы отмечены, как цели на ближайшее будущее. Имея склонность впадать в диаметрально противоположные настроения и не обладая здоровым житейским прагматизмом, я то гордо отвергаю выращивание деревьев и детей и строительство, как достойную цель земного пути, то посыпаю голову пеплом, задумываясь о легковесности инфантильного бытия. В чем истина? Надо полагать, в золотой середине, как многое в нашем мире, не признающей абсолютно черных или абсолютно белых тел и явлений. А еще в том, что, к счастью, стандарт устроения человеческой жизни не кодифицирован. Тот, кто полагает правильным и нужным Семью и Дом, вьет свое гнездо, тот, чье существование более протекает внутри, нежели вне, скрупулёзно ограняет дух. Jedem das Seine. Всё, чего я достигла к настоящему моменту, пусть и нематериально, но я признаю это важным и значимым для себя. Детская трагическая амбициозность - если к 20-ти годам не спасти мир, то можно смело взойти на скалу над бушующим морем и пустить пулю в висок - благополучно прошла. Это теперь понятно, что начинать перемены к лучшему следует с себя. Со своей микро-Вселенной. А дальше - цепная реакция.

@музыка: Wookid

@темы: вечернее, voices in my head

17:06 

...когда еще можешь плакать над книгами

Listen how calmly I can tell you the whole story
"Сестра указывала в сторону океана, где в прибрежных водах металась стая гринд. Затем киты начали выбрасываться на берег. Сорок гринд — черных, с блестящей, словно дубленой кожей, распластались на берегу, приговорив себя к смерти.

Несколько часов, кружа между умирающими животными, мы своими детскими возгласами уговаривали их вернуться в океан. Мы были такими маленькими, а они — такими большими. Издали гринды напоминали черные башмаки великанов. Мы расчищали песок, чтобы он не набился в дыхала животных, поливали их морской водой и умоляли ради нас остаться в живых. Трое малышей, мы говорили с гриндами как млекопитающие с млекопитающими; наши возвышенные слова были полны отчаяния. В загадочном исходе гринд из воды была странная грациозность. Мы и не подозревали, что существует добровольная смерть. Весь день мы пытались дотащить китов до воды, вцепившись в их громадные плавники. Мы выбились из сил и не заметили тихого наступления сумерек. Постепенно гринды начали умирать один за другим. Мы гладили их большие головы и молились, чтобы души животных, покинув черные тела, уплыли в океан, к свету."


Пэт Конрой "Принц приливов"

@музыка: Ludovico Einaudi

@темы: скажи мне, что ты читаешь, мысли-чувства, вечернее, voices in my head

00:15 

Записи на кленовых листьях

Listen how calmly I can tell you the whole story
...сентябрь миновал незаметно. Едва ли вспомню, как он проходил. Лакуна в памяти длиной в месяц. Что-то суматошное, неясное, холодное, неуютное, стертые ощущения и неосознание себя. Сентябрь, первый шаг к завершению всего - и странное отсутствие перемен в мире. То есть в тех его срезах, которые воспринимаются нефизическими органами, что-то качнулось в сторону Осени, но внешне всё по-прежнему. Утром тебя встречает Солнце, и еще густа заматеревшая листва, еще светлы вечера. Постоянство сезона немного утомляет и вызывает недоумение.
Каждый год заново открываешь прочно забытый закон: самая любимая, долгожданная сцена Осеннего спектакля определена в середину действа, когда сердцу зрителя перед долгим периодом замкнутости на себя необходим последний взрыв радости. Однажды ты как будто пробуждаешься ото сна и видишь, что оно настало, это быстротечное прекрасное время: улицы сияют свежей лимонной желтизной кленов, которая красиво контрастирует с графичной чернотой ветвей и чистейшей синевой неба.











На стене дома напротив моей Хрустальной Башни висит отвратительно-яркий фонарь; летом из-за массы листвы он почти не виден. Когда же по ночам потолок моей комнаты наискось пересекают ленты света, а глаза слепит резкий, мерзко-оранжевый шар, стоит лишь приблизиться к окну, я понимаю - Осень здесь.

@темы: embed media, вечернее, настроение, фотографии

00:32 

Диптих. Грустное

Listen how calmly I can tell you the whole story
Грусти чёрные ягоды
собирала на белом снегу.
Словно бусы, нашейную тяготу,
их на нить нанижу, сберегу.

Посмотри, какая гармония!
Ожерелье подходит к глазам –
Украшенье тяжелое, темное,
Как непролитая слеза.

***

Сломить себя и жить, как прежде…
Забыть друзей, простить врагов
и отказаться от надежды
кого-то вырвать из оков
страданья, из земных пределов
(наивнейшая из затей!)
Принять обыденность удела,
не ждать неистовых страстей…
Фантазией ненарушима,
пускай простая жизнь течет,
…и годы мчатся мимо, мимо…
…и серым дням потерян счет…
И всё устроится, как должно –
семья, работа, дом. Стихи
и песни разум не встревожат.
И ты живешь… скончавшись от тоски.

@темы: творчество, стихи, вечернее

22:38 

Всё к лучшему

Listen how calmly I can tell you the whole story
Вчера очень хотелось или удариться в отчаяние и истерику, или на кого-нибудь вызвериться - господа в белых халатах радостно выписали пожилого человека с недолеченным воспалением легких, с высокой температурой после довольно травматичных процедур. Забирайте, сказали, если хотите. А не хотите, не забирайте. Сегодня бабуле стало намного лучше, увезли мы ее домой и больше никому не отдадим! Хватит с нее. Лучшее лекарство - это домашний уют и забота близких.
Но мне реально страшно. И больно. От того, какой старой, беспомощной и уязвимой стала бабуля. От того, что я стала это видеть, осознавать. И ничего не могу противопоставить разрушительному бегу времени.
Вот так. Что ни год, то новый урок.

@темы: вечернее, мысли без вектора

01:50 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Жизнь пребывает в состоянии неустойчивого равновесия, ее маятник выносит меня из полубессмысленной круговерти будней на пик покоя и бездействия; здесь медный диск в полном согласии с законами физики замирает на секунду (находясь внутри которой , ощущаешь вечность), а потом неумолимо рушится в суету, беготню и ад. Порой мне очень-очень, до слез и мольбы, хочется одного: чтобы всякая внешняя динамика прекратилась. Обратиться в скалу, в окаменелое древо, в зрение, слух и недвижность. Созерцать и внимать. Внутренний тибетский отшельник чуть кивает головой - правильный путь сердце тебе подсказало, ветру подобный, непостоянный, немногое о мире познаешь... "Молодая, активная и успешная" только усмехается - детка, в твоем возрасте, социальном положении и месте проживания (metropolitan life, ничего не попишешь) подобные мысли просто неприличны! Жизнь должна бить ключом нон-стоп 24/7. Работа - профессиональное саморазвитие - спортзал - развлечение в компании друзей - ночи в соц.сетях - душ - кофе - работа - профессиональное саморазвитие... Какое созерцание? Какой самоанализ? Какое "остановиться и оглянуться"? Элементарные проявления лени и неубедительные попытки ее оправдать! Мы ценны и интересны, пока есть завод, пока мы стремглав летим вперед, а дни сливаются в единый искрящийся поток и пёстрым полотном ложатся под ноги. Бежать, бежать! До финишной черты, за которой - что? Не имеющие сердечной ценности воспоминания, уже не нужный опыт, ворох пустых разговоров и интересов, ничего настоящего.

@темы: voices in my head, вечернее

00:10 

Listen how calmly I can tell you the whole story
После дней зноя и неумолимого давящего солнечного света - снова свежая прохлада, и ветер, как шелковые покрывала. Под листвой сгущается сумрак, небо северной ночи бесцветно, безмятежно, равнодушно. Воздушные массы застыли, их прорезают - молниеносно, не увидеть - ласточки, их выдает пронзительный щебет, отдаленный, затем - на долю секунды - почти на ультразвуке - и снова приглушенный расстоянием. Вдруг поднимают спросонья крик невидимые чайки. Минута неразберихи, сумятицы - и всё стихает. Ночь... Северная ночь с бледным невозмутимым ликом. Только нежное прикосновение утра окрашивает ее щеки румянцем, а до того - отрешенность и бесчувствие. А до того - покой для всех.


@темы: embed media, voices in my head, вечернее

Soon it will be cold enough to build fires

главная