• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мысли без вектора (список заголовков)
21:40 

Listen how calmly I can tell you the whole story
У меня сегодня вечер в духе парижской богемы: рисую, пью шампанское. И даже мой четырнадцатый этаж удачно смахивает на мансарду...

@темы: мысли без вектора

10:51 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Какое же это блаженство - быть дома одной. Давно не испытанное удовольствие свободы действовать. Или бездействовать.
Я в отпуске на целую неделю, планов громадье, и НИ ОДНОГО ДЕЛОВОГО. Такое счастье...

@темы: мысли без вектора

19:25 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Сходила на пробное занятие по бодибалету. Как много лишней плоти на этом остове! Неуклюжей, тяжелой, негибкой, бесформенной, земной плоти. Хочется поставить себе узкую рамку и пройти сквозь нее, отсекая все ненужное.

@темы: мысли без вектора

22:18 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:39 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Без двух дней год. Каким образом протекло это время? И насколько невообразимо далеким казался этот срок оттуда, из прошлого марта...

@музыка: Maroccan spirit - Maroccan Soul

@темы: мысли без вектора

22:36 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Вселенная слышит наши желания и отвечает на них. Иногда необычным образом, правда. Вот вчера я думала: "В субботу обязательно нужно встать пораньше!" Нарочно легла спать до полуночи, будильник поставила, только он мне не понадобился. В 8:30 дражайшие соседи принялись менять батарею... Сами понимаете, когда молотком по чугуну, тут не до ласковых объятий сна.

@темы: мысли без вектора

22:30 

Listen how calmly I can tell you the whole story
С атропином в глазах прогулка по вечернему городу становится замечательно-необычной. Боке и звездчатые фильтры. Подслеповатая радость новой точки зрения.


@музыка: Misha Mishenko - Waltz

@темы: мысли без вектора

00:49 

Снегопад

Listen how calmly I can tell you the whole story
В этом почти нет смысла, но...
...сегодня Город захвачен снегом, столь ранним и обильным, какого я не припомню за многие годы. Белые мухи вьются в рассеянном оранжевом фонарном свете, бурно, шаловливо, стремительно, но вовсе не хаотично, как может показаться. Полые, округлые заряды метели, этакое перекати-поле из снега, влетают в световой конус, на миг приобретая видимую форму, и тут же уносятся в синеву вечера. В Городе вдруг стало... не радостно, но странно-уютно - бесприютные темные тоннели сырых, продуваемых всеми позднеосенними ветрами улиц превратились в светлые комнаты, застеленные пухов, освещенные тепло и мягко. Со страниц волшебной книги он сошел в действительность, этот Город, с картины, которую можно рассматривать бесконечно, представляя жизнь, что развивается в глубине нарисованного пространства. Идешь и оборачиваешься кругом, чтобы ничего не проглядеть, а за твоей спиной прекрасные призраки деревьев скромно отступают в лиловые и синие тени...








@темы: настроение, мысли без вектора, мой город, вечернее

21:00 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Ну что, последний выходной этого лета?..

@темы: мысли без вектора

22:04 

Наслаждаясь безмолвием

Listen how calmly I can tell you the whole story
Когда молчишь в течение продолжительного времени, пропадает желания и даже самая необходимость говорить. Конечно, ты по-прежнему произносишь слова, необходимые для того, чтобы удерживаться в социуме. Привет, как поживаешь? Спасибо, у меня всё отлично, а ты как? С удовольствием болтаешь с друзьями на самые разные темы и без оных. Но облекать в речь итоги самоанализа, результаты размышлений над всеобщими идеями, наблюдения, впечатления от внешнего мира и его многообразных составляющих - в общем, всё то, что глубже и шире обыкновенного ежедневного межчеловеческого общения - нет. Прошедший месяц научил меня тому, что преобразовывая сокровенную мысль в звуковую волну, мы рассеиваем ее энергию, и она, до озвучания имевшая практически 100-процентный потенциал сбыться или, по крайней мере, бывшая истинной, становится пустым и бессмысленным шорохом в пустом же пространстве.

Да, нынче размышления и описательные монологи предпочитают оставаться при мне, а не литься неудержимым буквенным потоком, испещряя бумажные листы или виртуальные строки. Набираю в легкие воздух, чтобы заговорить, но тут же сознаю ненужность этого акта и выдыхаю. Речь спокойно укладывается обратно, я остаюсь целой, и это ощущается так правильно. Хранить безмолвие совсем не тяжело, это вопрос привычки и двух обстоятельств, выросших из событий минувшего апреля. Он принес перемены, может быть, не столь уж масштабные и заметные, но их нельзя отрицать, и мне хотелось бы найти новый лексикон, более подходящий чуть-чуть другой Карин. Кроме того, я не пишу, опасаясь, что иллюзорная, папирусная жизнь, отраженная на плоскости листа, снова захватит меня, обманывая, выдавая себя за настоящую. Раб дневника. Нет ничего плохого или вредного в том, чтобы попрактиковаться в связном изложении мыслей, когда находится приличный повод и настроение, но подтверждать реальность своего бытия постоянным письменным фиксированием происходящего... так и переходишь в чернила и бумагу.

Однако, если долго находиться в темноте, можно ослепнуть. От затянувшегося молчания, наверное, тоже можно онеметь. Дабы не сделать камнем безгласным и бездумным, попробую иногда оставлять здесь записи.

@музыка: Blue Foundation - Bonfires

@темы: мысли без вектора

19:25 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:55 

Из жизни растений

Listen how calmly I can tell you the whole story
А дома все то же - растения и книги, книги и растения. Конечно, обходится без "Дня триффидов" и стремянки, а то бы моя башня походила на гнездо Птиц.


Фиалки и каланхоэ с энтузиазмом зацвели, наплевав на капризы питерского неба. По календарю весна - значит, цвести надо.


К домашнему ботаническому саду, разбавляя однообразную зеленую гамму, добавился сын Николя. Принесла с работы. Почему он приходится кому-то сыном и кто такой Николя - история отдельная, но довольно странная, потому - умолчу.


Да вот еще о книгах и растениях - если метафорически описывать меня в выходном состоянии. Читаю "Гнезда химер". Буйство фантазии г-жи Мартынчик сотоварищи поражает. Однако это первая книга Макса Фрая, от отдельных, особо красочных эпизодов которой меня конкретно затошнило. И первая же, где СТОЛЬКО непритязательного казарменного юмора. Даже как-то неловко оттого, что местами смешно.

@темы: фотографии, мысли без вектора

00:27 

О погоде и природе

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник,
по дате предыдущей записи совершенно очевидно, что мое блого-существование зачахло, как огуречный росток без поливки. Процесс начался давно по паре простейших причин: сократившееся свободное время - когда оно выдается и совпадает с желанием писать, я предпочитаю тратить его на ведение бумажного дневника; основание второе - уход, а точнее, бегство моего основного читателя отсюда. Все же блог подразумевает некую аудиторию; отправляя высказывание в эфир, так или иначе ожидаешь отклика. Когда же к отклику вырабатывается привычка, а потом этот положительный стимул исчезает, становится... неинтересно, бесцельно и бессмысленно. Вот так просто, на уровне условного рефлекса. Вот так странно, обретать значение в призме понимания твоих мыслей другим человеком.

Скудость записей, конечно, не есть прямое доказательство бедной жизни. Напротив, прошедший месяц выдался активным - в разрезе культурно-событийном и эмоциональном. Возможно, в будущих записях я сделаю ретроспективу этого всего, так, ради летописания.

Особенно же "шикарны" в смысле душевного самочувствия были последние две недели. Меня вообще сложно назвать человеком жизнерадостным, но тут глубина погружения в уныние достигла рекордной точки. Я бы даже сказала, что на себе ощутила депрессию, как медицинский синдром. Если я когда и кидалась этим термином, то явно чтобы щегольнуть тонкостью натуры, преувеличивая по обыкновению фатальность плохого настроения. Однако на сей раз было не до игр в барышню. Точно помню, что начинался понедельник. Начинался со звонка будильника и, несмотря на этот звук, секундной счастливой мысли еще дремлющего сознания, что сейчас выходной, и пока можно не восставать к реальному бытию, можно еще сбежать в сны и фантазии. А потом память ожила и, как обухом, приложила меня расписанием на день - и мне перестало хотеться существовать. Серьезно. Внезапно осознанная перспектива действий вызвала даже не тошноту, а какое-то черное бессилие и пассивное отторжение. Если бы в тот момент можно было обратиться в камень, я бы с удовольствием это проделала. Чувство было такое, словно тебе нужно утащить на себе неподъемный груз, только не материальный, а ощущенческий - и ты упираешься, тянешь его, из сил выбиваешься, а толку никакого, даже на шаг вперед не продвинулся.

А потом все вдруг прошло. Как многие люди-питерцы я, конечно же, поспешила списать негодное самочувствие на погоду. Потому что - ну вы понимаете:

нормальный такой апрельский буран. Когда эта серая подушка застилает небо шесть месяцев подряд, волей-неволей потеряешь самообладание. И хоть Эрик Дрейвен завещал нам, что дождь не может идти вечно, после некоторого предела в это уже не верится. Пошел второй весенний месяц, ничто не обещает солнца и зелени, я хожу в зимней шкуре. Иногда очень убедительно кажется, что этот хмурый ад никогда не прекратится, будет только бесконечность облачного неба, черного асфальта и черных деревьев, и холода. Когда уже можно будет опустить плечи?!

Но кризис миновал. Длительная хандра и апатия прошли. Все это было вчера, точнее, уже позавчера, а сегодня - или лучше сказать, вчера - можно было жить. Робкое тепло, скорее угадываемое в воздухе, чем настоящее, запах оттаявшей земли, крики чаек, усеявших пруд в Муринском парке. Стало как-то свободно и бестревожно. И настойчиво вспомнилось:

@темы: saker att le, in der Uni, embed media, voices in my head, мысли без вектора, настроение

21:32 

Мелочи

Listen how calmly I can tell you the whole story
По аллее Сосновки идет молодая женщина, в переноске-кенгуру несет ребеночка, в руках старая, коричневая книга - вполголоса читает малышу.

Две девочки средне-школьного возраста в Буквоеде изучают черно-оранжевый стенд.
-"The Catcher in the Rye"... Над пропастью во ржи... Это о чем?
-О том, кто ловит детей над пропастью во ржи.
-А что такое рожь?
-Ну, что-то вроде пшеницы.

"Музыка будет по-немецки - вы все равно не поймете".
Идеально-вежливо и крайне уничижительно. Оскар Великолепный. Пренебрегал ли ты мнением окружающего общества или тебе все же нравилось раздражать обывателей и снобов мыслями нетривиальной огранки?

@темы: буквы на бумаге, мысли без вектора

22:10 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Я очень ждала новогодних каникул, предполагая, что наконец-то смогу появляться тут с записями почаще, расскажу о культурной жизни, ибо многое было прочитано и посмотрено, да просто выпишусь; однако мысль о том, что ноутбук дохнет каждые пять минут и после необходимо долго и мучительно несколько раз перезагружаться, вообще отбивает желание связываться с этим пылесосом, наделенным клавиатурой.
К тому же, жизнь за границами он-лайна прекрасна, размеренна и полна разнообразных увлекательных занятий, и нет желания искать развлечений там, в зазеркалье.
За каникулы я успела перевести рассказ (да, простите-простите, не люблю слово фанфик), на который давным-давно облизывалась - John Childermass’s Last Employer, из раритетного фандома (если он вообще существует как таковой) «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». И исходный роман великолепен (летом я о нем писала), даже жаль, что он, судя по всему, малоизвестен среди читающей публики – и вышеозначенный фанфик (для кратости и взаимопонимания) несомненно хорош, уже хотя бы тем, что речь в нем идет о загадочном и непостижимом Джоне Чилдермасе. Его появление на «вечной» службе у мистера Норрелла описано не совсем логично, мотив все же не ясен, но в целом, если пристально вглядываться в подтекст и домысливать, то да, можно поверить, что так оно и случилось. И что еще хорошо, в фанфике отлично передана атмосфера романа – Англия, конец XVIII века, национальное волшебство. Очень надеюсь, что перевод мой не загубит прелесть оригинала. Если где-то уже существует «канонная» русскоязычная версия, пожалуйста, пока не говорите мне о ней – утоляя тщеславие, я сначала хотела бы опубликоваться, а потом уже пойти почитать и посыпать голову пеплом по поводу хренового владения русским языком. Спасибо за понимание.
Вдохновившись примером моей скромнейшей carottt@yandex.ru, которая по случаю демонстрировала мне свои работы (вот рукодельничает же, но умалчивает о впечатляющих результатах), вернулась к вышиванию. Ох, «Старый город», до чего ж ты скучен и зелен, но я тебя дошью! Вопрос чести уже. Видно, все-таки стоит, несмотря на технические трудности, скачивать и смотреть «Аббатство Даунтон» - иным образом, без приятного кино-аккомпанемента, эта картинка пролежит, натянутая на пяльцы, столько же, сколько лежала в упакованном виде в шкафу .
Жаль, не получается вышивать и читать – вот было бы замечательное совмещение приятного с… приятным; как хамелеон – одним глазом смотришь на канву, а другим в книгу. Я тут взялась постигать образцы современной литературы, выбор волею судьбы пал на «Если однажды зимней ночью путник…» Итало Кальвино. Книга о книгах, чтении, чтецах, о библиографических загадках и странной игре Судьбы. Многослойно, многогранно и, как, видимо, приличествует постмодернистской литературе – форма, некоторым образом преобладающая над содержанием. Этот роман ассоциативно напоминает цветки-граммофоны, вырастающий один из другого. Или фрактальные завитки морской раковины. Или… или… его структуру можно по-разному зарисовать. Но сам факт – зарисовать структуру повествования... Я даже знаю, кто бы использовал этот педагогический прием на своем уроке.
Вот теперь думаю преподнести «Путника» Ф.Лиевскому в качестве опоздало-рождественского подарка. В магазинах не то что приличных, вообще никаких изданий нет, а заказывать в «Лабиринте» - слишком долго, поэтому выбор колеблется между Кальвино и «Облачным атласом», который доступен в каком хочешь виде. Интуиция, правда, подсказывает, что второй не придется ко двору, а потому завтра будет еще один рейд по книжным лавкам города.
Да, Ф.Лиевский… Выполняя давненько взятые на себя обязательства, постигаю его роман – нет, не подумайте, с удовольствием. Но это удовольствие такое, на любителя, пополам с сердечной болью и кровавыми слезами, к нему надо привыкнуть. От его прозы бывает тяжело, но как-то хорошо. Вот и сегодня… Черт знает как спала полночи, проснулась ни свет ни заря, подумала, что на кой мучится дальше, взялась за роман – и все, на пару часов меня не стало. Нырнула, забывая, что запас кислорода не бесконечен. Хорошо, пока – очень хорошо. Да о чем я? У него не бывает плохого. Ну, разве что читателю не по вкусу – но это уж, простите, проблема читателя. А впрочем, я пристрастна и необъективна. Справедливо одно – такое произведение требует ответа, желательно – равнозначного, то есть искреннего и отточенного.
А снилось в полубреду, что я где-то на российских югах, пытаюсь идти по кромке моря, а сильные волны сбивают меня в ног, валят в бурлящее месиво из воды и песка, и взбаламученные песчинки и камушки ощутимо секут открытую кожу.

@темы: вечернее, мысли без вектора

00:33 

26

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
День начинался так многообещающе – снегопадом, что принесла с собой яростная Александра. Персональное мое суеверие почитает снегопад в день рождения добрым знаком; ну, по крайней мере, просто приятным явлением. Я же северная принцесса, а потому не могу не радоваться, когда пустота звонкого мерзлого асфальта укрывается белым пухом.
…но, подчиняясь гнилому питерскому микроклимату, снег недолго оставался собой; полчаса – и по отливам окон застучала капель. Декабрь…
Но я завела этот разговор не ради обсуждения погоды. Миновала моя четверть века, пролетел очередной год земного бытия, а значит – настало время анализа, чтобы ничто не прошло бессмысленно.
До нового года осталось не так много, и можно было бы подвести как бы подытог, но порядка ради я ограничусь лишь персональной датой.
Новый период мы всегда открываем в приподнятом настроении, искренне веря, что все сложности и невзгоды остались позади, а дальше последует беззаботная радость, но ход событий – от серого к иссиня-черному – насмешливо утверждает обратное. 2014 год выдался сложным. Если бы не боялась прогневить высшие силы, я сказала бы, что ацтеки ошиблись в расчетах на пару лет, и апокалипсис, ожидавшийся в 2012-м, настигнет нас в текущем – как-то всё так складывается в нашем безумном, безумном, безумном мире. А может, он и наступил тогда, и мы продолжаем жить, «не заметив, что нас уже нет». И все кругом – вечно серое, заложенное пуховыми перинами небо, и мрачные лица, и злобные голоса, и общая абсурдность происходящего – картины ада в никак не угасающем сознании. Кто знает?
2014 год – под знаком больниц, посменной вахты у бабушки, лекарств, новых диагнозов, прогрессивно ухудшающихся, пока они не дошли до апофеоза современного медицинского бедствия – онкологии… Да, нынешний год запомнится такими вот невеселыми вехами. Будучи, по традиции, прилежной ученицей, я, конечно, из всего пыталась извлечь урок, пусть и политый слезами отчаяния и злости. Обстоятельствам плевать. Они заставили меня избыть брезгливость и мнительность, научили терпению и терпимости, научили не думать о себе. Впрочем, от этого не удалось избавиться на сто процентов.
На втором месте – работа. Работа, работа, работа – отрываем счет – уставы-протоколы-выписки-приказы, меняем карточки, разблокируем ключи – и….. начинай сначала! Законодательные новшества, поставившие на уши наш правильный и обязательный банк... Попытки успеть все и сразу и не накосячить при этом. В целом – год сурка, то ли затянувшийся, то ли слишком уж быстро пролетевший, не сразу разберешь. Второе вернее.
И потом – возвращение блудного папаши, самая удивительная, необъяснимая и дипломатически-невыдержанная уступка предателю Дома. Во имя сохранения самого Дома, как гласит официальная версия; неофициальная, а значит истинная, куда менее достойна, ибо жалость всему причиной. Жалеть мужчину (мужчину?), изменяющего тебе третий раз? Чего-то я не понимаю в социальном явлении, именуемом браком.

Но меня послушать – прямо беда, а не жизнь.
А между тем…
Январские праздники на Сицилии, великолепие римских руин и купоросная зелень вод Венеции… Мое 25-летие отмечено тем, что я, северная принцесса, продала сердце Италии. Не все, конечно. Немалая его часть неизменно принадлежит безлюдным просторам тверской земли – с бескрайними полями, где так сладок воздух июльского полудня, с лиловым шелком вечерних вод реки, с неподвижным безмолвием закатов…
И если вести счет всему хорошему 25-го года по событиям, то: концерт 30STM, первый в моей жизни рок-концерт, три поездки в Москву, пусть по делам и ненадолго, но зато с возможностью повидать моего дорогого Лиевского, и еще – его роман, радующий объемом, а значит, нескорым окончанием, и отчего-то не сразу пришедшее понимание – теперь я владею инструментом для исполнения давней своей мечты: издания его стихотворений и прозы.

Однако суммировать происшествия из колонок «плюс» и «минус» - занятие примитивное, определенный уровень развития обязывает делать более сложные выводы. А они, точнее – он, один-единственный, таков: 25-й год научил меня смелее относиться к жизни. Давно пора бы, да? Но ведь лучше поздно, чем никогда. Это ничем не подтвержденное наблюдение, но ощущения непререкаемы и истинны. Остается дождаться, когда смелость принимать предлагаемые обстоятельства перерастет в импульс решительного деяния.

@темы: Zigmund Freud, analyse this, вечернее, мысли без вектора

22:10 

Праздничное

Listen how calmly I can tell you the whole story
Грядущий корпоратив вдохновляет меня, как никогда - объявлена игра "Что? Где? Когда?" в стилистике 20-х годов. Сумрачный зал игорного дома, сизый дым сигар, острые взблески драгоценностей. Андрогинные силуэты, зачерненные веки, темные маленькие губы, длинные нити жемчуга, диадемы и султаны... Какой простор для внешнего самовыражения! У девчонок на работе только и разговоров, где найти платье и аксессуары по моде, прекрасная половина коллектива ожидаемо пребывает в предпраздничной ажитации, предвкушая возможность блеснуть и продемонстрировать себя во всей красоте - вне дресс-кодовых и уставных рамок. Что-то будет!




@темы: мысли без вектора, праздник к нам приходит

22:11 

День дебила

Listen how calmly I can tell you the whole story
...первый снег уже успел растаять, уступая извечному стремлению питерской погоды к слякоти. В город на Неве декабрь, похоже, принес последний аккорд шизофренического обострения, эпицентром которого стал наш банк. Дальнейшее рассказываю исключительно с целью немного развеселить почтенную публику; столь выдающийся, цветистый маразм случается нечасто (к счастью) и стоит того, чтобы быть рассказанным.

Сказ о том, как один день превратился в вакханалию

Не знаю, что бы со мной творилось после всей этой вакханалии, если бы не серьезные семейные заботы, требующие внимания, сосредоточения, здорово остужающие бурлящий разум. Возила бабушку на процедуры, надо ехать за город, а там так прекрасно-тихо, сугробисто, молчаливо и торжественно стоят сосны, терпко пахнет печным дымом… Идиотская эта суета сует отпускает, морозный воздух отрезвляет, приводит в чувство. Причем настолько, что мозг, переработав информационный шлак рабочего дня и выстроив схему действия на ближайший час-два, сумел переключиться в совмещенный режим «любопытство/изучение нового пространства». Не подумайте, я не из цинизма говорю, но как же в этом медицинском центре интересно… Едва удержалась от того, чтобы расспросить персонал, как работает лучевая установка. Серьезно, еще никогда я не видела вживе подобной умопомрачительной техники, да и атмосфера в учреждении такая… далекая от того, что обычно бывает в заведениях для тяжелобольных людей. Скорее походит на какой-то европейский научно-исследовательский институт, а если быть совсем уж точной в ассоциациях, то кажется, будто попал в самое начало романа «Ангелы и демоны» и перед тобой не медицинский гамма-нож, а ускоритель частиц, и сейчас за бункерной дверью толщиной в пятнадцать сантиметров не лечебная процедура проводится, а рождается неведомый бозон Хиггса… В общем, я со своей любовью к популярной науке нашла, чем развлечься, пока длился сеанс… Очень надеюсь, что вся эта внушающая пиетет аппаратура не просто красиво и сложно выглядит, но и помогает.

@темы: страх и ужас, работа, мысли без вектора, kvalificerad struntprat, idag

11:48 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
Осенью меня посещает вдохновение к домашним хлопотам. Когда заоконный мир становится неуютным, а неутолимое желание созерцательно бродить по неизвестным уголкам города сворачивается клубком и закатывается в самую глубь души на зимовку, я больше не испытываю тревоги невозможности быть везде и переживать все происходящее. Я успокаиваюсь и принимаюсь за оставленный в небрежении дом. На буднях он видит меня мельком утром и вечером, то в спешке, то в послерабочем коматозе, зато на выходных наконец появляется возможность уделить ему достаточное внимание. Да, это мой дом и ему тоже нужна забота, и вложенный труд в удовольствие в итоге становится уютом и теплом. Я не понимаю, как отдельные личности, находящиеся со мной под одной крышей, живут на манер гостиничного постояльца, просто приходя и уходя, ожидая, когда обслуга подаст ужин и уберет номер. Из такого поведения ужасно хочется вывести, что, может, лучше им было бы и не проживать здесь… А я не могу относиться к своим четырем стенам, как к чему-то сугубо утилитарному, обиходному. В доме должна быть душа, и Хозяйке следует о ней заботиться.
...вчера мы развлекались кухонным колдовством. Что может послужить символом Осени более, чем тыква? Вот ее-то я и пыталась превратить… нет, не в карету. В запеканку.


@темы: kvalificerad struntprat, мысли без вектора, фотографии

00:47 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
В прошедшую субботу я вернулась в наши холодающие широты из другой жизни, из другого мира. Двухнедельный итальянский вояж – беззаботное счастье горячего солнца и морского ветра, великолепие архитектуры – бесконечный праздник для глаз, богатейшая историческая наполненность каждого уголка, не позволяющая застояться уму. Четырнадцать дней переездов, бесконечных пеших блужданий, движение, движение, ни минуты покоя – но уже после понимаешь, что это было так хорошо, так отдохновенно… Сам того не замечая, в Италии меняешься характером к лучшему: немыслимо хранить угрюмую холодность и строгость среди таких открытых, жизнерадостных, приветливых людей; никак не получается потакать своей дикой интроверсии (да и не хочется!), когда утром каждый прохожий с широкой улыбкой говорит тебе Buon giorno! – так, словно ты его лучший друг. Здесь быстро привыкаешь высоко и победительно носить голову – тому помогает самооценка, вдруг вырастающая на почве игриво-уважительного внимания и комплиментов. Здесь люди, кажется, вообще избавлены от гнета каких-либо забот (которые, видимо, вкупе со щедрой долей мировой скорби целиком достались русским – такое впечатление создается, стоит утром понедельника спуститься в метро), среди них как-то психологически легче существовать.
Одной жизни явно недостаточно, чтобы узнать Италию как следует. Римини, Венеция, Флоренция, Рим, Ватикан, сопредельное Сан-Марино – города и страны были охвачены за неделю кавалерийско-туристским наскоком, о чем повествование пойдет позже, подробнее и с иллюстрациями. Среди великолепных руин Вечного города оставила я частичку сердца – как монетку в фонтане, чтобы вернуться однажды. Нечто большее привезла я на сей раз из далекого далека, чем внушительный багаж восторгов и впечатлений, новых знаний и открыточных фотографий – желание смело и деятельно жить. Оно тонкое и трепетное, и каждую минуту его нужно ограждать от циничной разочарованности, суетной рутины, равнодушия самого к себе – чтобы не погасло, не покинуло. Чтобы укрепилось и сделалось хорошей привычкой.
…а в нашем королевстве тем временем Осень, пора зовущего вдохновенного беспокойства. Деревья в первых подпалинах утреннего холода. Коралловая рябина. Маслянистая вода прудов. Хочется вынуть из самой души самосложившиеся песни на незнакомом языке и сплавить с осенним хрусталем как будто объективной реальности - чтобы получился реальный мир сладко тревожащих грез.

@темы: настроение, мысли без вектора, voices in my head

Soon it will be cold enough to build fires

главная