Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: zigmund freud, analyse this (список заголовков)
00:33 

26

Listen how calmly I can tell you the whole story
Здравствуй, дневник.
День начинался так многообещающе – снегопадом, что принесла с собой яростная Александра. Персональное мое суеверие почитает снегопад в день рождения добрым знаком; ну, по крайней мере, просто приятным явлением. Я же северная принцесса, а потому не могу не радоваться, когда пустота звонкого мерзлого асфальта укрывается белым пухом.
…но, подчиняясь гнилому питерскому микроклимату, снег недолго оставался собой; полчаса – и по отливам окон застучала капель. Декабрь…
Но я завела этот разговор не ради обсуждения погоды. Миновала моя четверть века, пролетел очередной год земного бытия, а значит – настало время анализа, чтобы ничто не прошло бессмысленно.
До нового года осталось не так много, и можно было бы подвести как бы подытог, но порядка ради я ограничусь лишь персональной датой.
Новый период мы всегда открываем в приподнятом настроении, искренне веря, что все сложности и невзгоды остались позади, а дальше последует беззаботная радость, но ход событий – от серого к иссиня-черному – насмешливо утверждает обратное. 2014 год выдался сложным. Если бы не боялась прогневить высшие силы, я сказала бы, что ацтеки ошиблись в расчетах на пару лет, и апокалипсис, ожидавшийся в 2012-м, настигнет нас в текущем – как-то всё так складывается в нашем безумном, безумном, безумном мире. А может, он и наступил тогда, и мы продолжаем жить, «не заметив, что нас уже нет». И все кругом – вечно серое, заложенное пуховыми перинами небо, и мрачные лица, и злобные голоса, и общая абсурдность происходящего – картины ада в никак не угасающем сознании. Кто знает?
2014 год – под знаком больниц, посменной вахты у бабушки, лекарств, новых диагнозов, прогрессивно ухудшающихся, пока они не дошли до апофеоза современного медицинского бедствия – онкологии… Да, нынешний год запомнится такими вот невеселыми вехами. Будучи, по традиции, прилежной ученицей, я, конечно, из всего пыталась извлечь урок, пусть и политый слезами отчаяния и злости. Обстоятельствам плевать. Они заставили меня избыть брезгливость и мнительность, научили терпению и терпимости, научили не думать о себе. Впрочем, от этого не удалось избавиться на сто процентов.
На втором месте – работа. Работа, работа, работа – отрываем счет – уставы-протоколы-выписки-приказы, меняем карточки, разблокируем ключи – и….. начинай сначала! Законодательные новшества, поставившие на уши наш правильный и обязательный банк... Попытки успеть все и сразу и не накосячить при этом. В целом – год сурка, то ли затянувшийся, то ли слишком уж быстро пролетевший, не сразу разберешь. Второе вернее.
И потом – возвращение блудного папаши, самая удивительная, необъяснимая и дипломатически-невыдержанная уступка предателю Дома. Во имя сохранения самого Дома, как гласит официальная версия; неофициальная, а значит истинная, куда менее достойна, ибо жалость всему причиной. Жалеть мужчину (мужчину?), изменяющего тебе третий раз? Чего-то я не понимаю в социальном явлении, именуемом браком.

Но меня послушать – прямо беда, а не жизнь.
А между тем…
Январские праздники на Сицилии, великолепие римских руин и купоросная зелень вод Венеции… Мое 25-летие отмечено тем, что я, северная принцесса, продала сердце Италии. Не все, конечно. Немалая его часть неизменно принадлежит безлюдным просторам тверской земли – с бескрайними полями, где так сладок воздух июльского полудня, с лиловым шелком вечерних вод реки, с неподвижным безмолвием закатов…
И если вести счет всему хорошему 25-го года по событиям, то: концерт 30STM, первый в моей жизни рок-концерт, три поездки в Москву, пусть по делам и ненадолго, но зато с возможностью повидать моего дорогого Лиевского, и еще – его роман, радующий объемом, а значит, нескорым окончанием, и отчего-то не сразу пришедшее понимание – теперь я владею инструментом для исполнения давней своей мечты: издания его стихотворений и прозы.

Однако суммировать происшествия из колонок «плюс» и «минус» - занятие примитивное, определенный уровень развития обязывает делать более сложные выводы. А они, точнее – он, один-единственный, таков: 25-й год научил меня смелее относиться к жизни. Давно пора бы, да? Но ведь лучше поздно, чем никогда. Это ничем не подтвержденное наблюдение, но ощущения непререкаемы и истинны. Остается дождаться, когда смелость принимать предлагаемые обстоятельства перерастет в импульс решительного деяния.

@темы: Zigmund Freud, analyse this, вечернее, мысли без вектора

01:00 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Не думала, что когда-нибудь стану делиться такими подробностями, но... лютый ПМС заставляет меня ненавидеть весь мир снаружи. Вот натуральным образом ненавидеть. Двадцать минут в метро превращаются в то еще испытание. Да и вообще.
Эта неделя ощущается сплошным загоном. Последняя неделя промчавшегося года, за которую нужно успеть просто всё: от институтских дел (зачеты принять, ведомости сдать, поиметь еще одну воспитательную беседу с зав.кафедрой) до двух последних в этом году уроков рагги, предновогодних визитов к хорошим знакомым, покупки подарков, предпраздничной уборки, сбора информации перед путешествием, празднования самого НГ. Беготня, беготня... Еще нужно успеть заглянуть к бабуле, поделиться последними сплетнями. Короче говоря, как обычно накануне пограничных дат творится дурдом.
Внешний disorder, этот всеобъемлющий хаос и человеческий абсурд усугубляют внутреннее расстройство. Люди... Их слишком много и они шумные. Вчера, убивая три часа между работой и танцами, ибо заезжать домой не имело особого смысла, поимела возможность понаблюдать за табунами хомо сапиенсов, очищающими полки торговых центров по случаю грядущего праздника. Зрелище, внушающее если не отвращение, то точно страх перед венцом творения. И эта чертова уйма приезжих, обожающих резко затормозить на выходе из метро и начать копаться в сумках/карманах в поиске телефона и пр. или фотографироваться на фоне столичных витрин, стоя посреди тротуара. Дорогие гости-рабочие из братских республик в повышенных количествах. Господа, зарабатывающие на жизнь честным отъемом денег у населения. Чертов белый шум миллионного города. Раньше музыка казалась средством выживания, но сейчас она не ограждает от агрессии внешнего. Она стала какой-то дырявой, сквозь нее просачивается болтовня, звонки телефонов, вопли детей, шум машин, оглушающие децибеллы из музыкальных киосков - и все вместе сливается в угнетающую какофонию, от которой мечешься, как преследуемый зверь.
А круговерть в доме: элементарное отсутствие физического порядка, потому что все такие занятие-деловые, а у меня только две руки и одна голова, вещи не на своих местах, и как во всем управиться. И кажется, что никому это и не нужно, удобно и привычно жить в уютном свинарнике. Да я понимаю, что давно достигла возраста, когда можно и нужно брать на себя ответственность за дом и семью, я и взяла, просто меня убивает вот эта жизнь, как бог на душу положит, день прошел - к могиле ближе. Взрослые вроде люди.
Празднование НГ в кругу семьи представляется скучнейшим из возможных вариантов. Всё и все повторяются. Одни и те же темы разговоров, слова, действия, и в два часа папаша пойдет спать хоть трава не расти, а мы с маман будем мыть посуду, и вечный Басков и Ко по ТВ... Папаша блять как всегда подумал головой: 1-го утром уезжать, а он пригласил кучу гостей, которые конечно же останутся ночевать. Нахрена мне толпы чужого народа в доме, особенно когда надо собираться в дорогу? Сто лет никого не приглашали, а тут - бац! - чтобы сразу и всё свалилось, и именно накануне путешествия. Оххх..... Ох уж это извините ебаная папашина вера в праздник и чудо, слегка задержавшаяся с ним до предпенсионного возраста. До чего терпеть не могу инфантильных мужиков.
И Дания... Это авантюрное мероприятие как-то не добавляет уверенности в завтрашнем дне. Не потому что дорога Питер-Котка-Вантаа-Копенгаген, мы переживали и не такие переходы. Просто я знаю, как проходят в моей семье такого рода поездки. Папаша на правах держащего руль будет строить из себя шумахера и обгонять фуры по мокрой дороге, заставляя нас с матерье седеть на глазах, мать, конечно, начнет давать ц/у на правах женщины на пассажирском сиденье, на что отче начнет истерично вопить - он, мол, сам разберется, и вообще веди сама в таком случае. И так - до самого аэропорта. Именно поэтому я предпочитаю одинокие путешествия: огромная экономия нервов.
И в довершении всего - погода. Я не припомню такого потопа в декабре и такого беспросветного мрака, когда не рассветает аж до полудня. Тучи лежат почти на крышах домов, съедают верхние этажи Лондон-парка и придавливают к земле. И хочется до минимума сократить внешнее движение, стать дремлющей скалой, частью пейзажа, а в глубине пусть живет своей тайной жизнью сознание.
Атмосфера этого города
располагает к самоубийству;
как программа-минимум -
к мрачному настроению,
но более всего -
к нелепым мыслям.
Вот так взглянешь в окно и воскликнешь:
"Боже!
Как жить в этом вавилоне,
где утро на ночь,
как близнец, похоже?.."

из неоконченного

@темы: страх и ужас, настроение, Zigmund Freud, analyse this

21:30 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:13 

О Лу настоящей

Listen how calmly I can tell you the whole story
Кажется, что все необозримое многообразие событий, судеб, поступков, мыслей, диалогов, отношений, составляющих историю – или еще шире, бытие – что это многообразие иллюзорно. Вселенная располагает набором из нескольких характерных образцов – узоров – жизни, которые с небольшими вариациями идут сквозь века, не нарушая стройного порядка ненужной безвкусной пестротой. Тут еще можно вспомнить, что «история развивается по спирали», но это описание траектории исторического процесса так избито, что в него верится с трудом, а разум требует свежих гипотез и объяснений.
Итак, набор сюжетов. Вы когда-нибудь обращали внимание на то, сколько в вашем похожих на вас людей: не просто разделяющих интересы в силу занятости в одной области и пр., а фундаментально-сходных, скроенных по единой мерке. Замечали, как узнаете ситуации, впечатления, ход мыслей, описанные на страницах чужих биографий? Как из уст исторических личностей благодаря наличию письменного слова звучат те же идеи, что еще вчера излагал вам ваш друг? Замечали? Если да, то вы поймете, почему внезапно обнаруженное совпадение (ну ладно, для правдолюбцев сделаем скидку и скажем вместо «совпадение» - «закономерная связь»: кто-то раньше придумал, кто-то позже прочел и пересказал) приводит меня в своеобразный восторг. Для меня эти «находки» реализуют непреложный закон. Увлеченно говорить о высоких материях можно сколько угодно, и вовсе не обязательно, что сказанное будет истиной, достойной не то что доверия, а хотя бы внимания. Но если эти самые «высокие материи» находят подтверждение в трудах авторитетных умов – в «умных книгах», как любят иронизировать некоторые, то апокриф получает определенное значение в моих глазах. Эта перекличка – своего рода доказательство истинности гипотезы. Ко всему прочему, книга – не человек, ее можно без каких бы то ни было неудобств перечитывать столько раз, сколько требуется для понимания, в то время как человека не станешь бесконечно просить еще разок объяснить его личную философскую систему, не рискуя при этом оказаться в списке тугодумов. И кстати о перекличке: почему-то преемственность мысли – то есть когда мои современники избирают некий стройный комплекс идей из уже имеющихся – мной не воспринимается. Кажется, что люди сами приходят к тем или иным воззрениям, независимо от всех объективистов, футуристов, экзистенциалистов и прочих приверженцев разнообразных интеллектуальных религий. Идею никто не придумал, она была всегда, просто кто-то увидел ее раньше, кто-то – позже. Вот вам, между прочим, и наглядный пример моего неверия в наследование: идеи – любимая тема Платона, но меня не покидает ощущение, что все это ново и впервые, ведь «каждый из нас сам открывает мир», как говорил один мой знакомый.
Это было затянутое, бессвязное вступление к тому, что я хотела рассказать о книге «Эрос невозможного», точнее, о ее первой главе. Чтобы передать волнение, вызванное ощущением родства, мне пришлось бы переписать эти страницы, повторить слово в слово, выучить наизусть, наконец. Ибо нет сильнейшего выражения любви и поклонения, чем единение себя с предметом обожания, присвоение, поглощение, если хотите.
Удивительным образом, ничего не подозревая, я взяла в качестве псевдонима короткое звучное имя, не зная, даже не допуская предположения, что в истории была настоящая Лу – Лу Андреас-Саломе. Ее имя пронзает и тревожит, потому что в нем соединилась часть меня, моей желаемой сущности, и отзвук магически-мрачного декадентского сюжета.

Невероятная девушка Лу в 17 лет написала письмо пастору Гийо, проповеди которого так ее восхищали. Она сетовала незнакомому мужчине: «…одинока в том смысле, что никто не разделяет ее… тяги к подлинному знанию. Вероятно, мой способ мышления отделяет меня от большинства девушек моего возраста и моего круга… так горько чувствовать себя одинокой, потому что тебе недостает приятных манер, которыми так легко завоевать доверие и любовь.» Она сходила с ума – интуитивно ощущая присутствие чудовищно-огромной вселенной ИСТИНЫ, Лу в то же время понимала, что человеческий разум едва ли способен вместить и, более того, осмыслить содержание мирового информационного пространства без фатальных последствий. Одна она просто-напросто заблудится, бездна подлинного знания поглотит ее, если не найдется мудрый проводник, который поведет ее через голосящий хаос. Таким проводником она посчитала Гийо, в нем ей виделся сам Бог, она поклонялась ему – интеллектуальное партнерство, дружба-ученичество, бесполое обоюдополезное сосуществование двух острых, ищущих умов было той опорой, которой искала Лу, спасаясь от безумия. Роман, тяжелым пламенем заполыхавший между ведомым и ведущим, нарушил идиллию глубокого духовного взаимодействия – впоследствии Лу станет избегать физической близости с мужчинами, оставляя место лишь интеллектуальному обмену. Предательство Гийо, в котором Лу видела прежде всего наставника, а не мужчину, оставит глубокий шрам в ее душе.
Запретив плоти смущающие порывы, Лу отдалась искусительным играм разума, став для многих своих современников вдохновителем, коллегой, учителем. Говорят, что Фридрих Ницше закодировал в своем Заратустре именно Лу, единственное живое существо, которому удалось надломить самодостаточность и врожденную тягу философа к одиночеству. Она была «недостающим совершенным другом»: отражением, копией натуры Ницше, не нуждающейся в объяснениях и откровенности. Философ наказывал ей: «Стань тем, что ты есть». «Лу жила в истории, изменяясь вместе с окружающими ее людьми. Осуществляла ли она ницшеанский миф на практике? Она становилась тем, что есть, другие либо уходили в ее пути, либо пытались ей соответствовать. Это кончалось для них по-разному.» Завещал ли ей философ напрямую стать Сверхчеловеком? Тем единственным в своем роде существом, которое презирает здравый смысл, как нечто, что необходимо преодолеть? Тем существом, действия и мысли которого стоят вне морали, по ту сторону добра и зла? Существом, наконец избавившимся от инстинкта размножения, в котором, как и в самом разделении на два пола, кроется путь к смерти? Сложно сказать. Один из современников так писал о Лу: «…вампир и дитя. Ни в коем случае не будучи холодной, она не могла полностью отдать себя даже в самых страстных объятиях. Она могла быть поглощена своим партнером интеллектуально, но в этом не было человеческой самоотдачи.» Что это: отголоски обиды на страсть Гийо, перенесенная на прочих представителей противоположного пола, или первые шаги к сверхчеловеческой натуре, неподвластной обычной логике?
Как бы то ни было, Лу не для всех ассоциировалась с надчеловеческим, иррациональным, темным. Благодаря ей мировая литература обогатилась поэзией Райнера Марии Рильке. Лу отговорила неврастеничного поэта, страдавшего приступами отчаяния, проходить курс психоанализа: «Успешный анализ может освободить художника от демонов, которые владеют им, но он же может увести с собой ангелов, которые помогают ему творить.» Она поддерживала его творческие начинания, мягко и тактично сводя на нет любовные порывы молодого творца. Любящий обречен на разочарование: не потому, что любовь угасает… Те ожидания универсальности, которые адресует любящий к своему объекту, его индивидуальность не способна выполнить. Зато она помогла ему приблизиться к загадочной России, которая влекла его своей непознанностью, мистичностью, какой-то небывалостью. Вместе они до изнеможения учили русский язык, читали классику. Вместе они составляли гармоничную пару ученика и учителя – пару, приближенную к идеалу, поскольку Лу учла свой собственный опыт и избежала ошибок прошлого. Она стала такой же мудрой, воодушевляющей, надежной, понимающей проводницей в мире идей – вот только чувственную составляющую, оскорбительную для духовных отношений, она нивелировала. С каждым новым человеком она изменялась, обретая почти новое Я.
Случается, что некоторые люди рождаются раньше, чем наступит эпоха, готовая принять их, предназначенная именно для них. Лу, избавленная от предрассудков, нелепых суеверий, ментальных шор, свободомыслящая и свободочувствующая, явилась осколком очень далекого будущего, предрекаемого некоторыми нынешними мыслителями. Это будущее пока далеко от нас, еще дальше оно было от современников Лу – но они уже могли воочию увидеть Человека нового образца. Человека Полудня. Человека, во имя которого разгорелся Прекрасный Рассвет.

@темы: идолы, Zigmund Freud, analyse this

20:09 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Надо было встать ночью, чтобы в полной красе и с соответствующими эмоциями записать те идеи, что казались мне осуществимыми проще простого. Но в том-то и дело: этим мыслям только ночью, во тьме и тишине, и появляться – днем при одном воспоминании становится противно. Не стыдно, именно противно. О ночь – покров для темных, грешных, жестоких помыслов и дел… Не зря тебе пели гимны….
А дело в том, что однажды я проснулась с легкой, немного даже нежной тоской за тех, кого я приручила…
Я из разряда тех людей, которых за все болит сердце: за распространение ядерного оружия, за таяние льдов в Антарктиде, компьютеризацию сознания – да мало ли бед в нашем мире, из-за которых надо попереживать! Если бы еще полезный выход был от этих переживаний, то, наверное, я бы спасла цивилизацию от гибели, к которой она так целеустремленно катится. А еще я всегда чувствую ответственность за человека, который вошел в мою жизнь – при этом не обязательно понимать, что вошел он прочно и надолго: любое нарушение моего социального панциря – и если дело касается души/сердца/разума. Привыкла щадить чужие чувства, со всеми вежлива, никого не посылаю (по крайней мере, в открытой форме). Наверное, неправильно так поступать в нашем прагматично-эгоистичном мире, ведь немало находится тех, кто с удовольствием садится на шею. Не следует быть доброй и милосердной, но как-то не получается пока пускать чужие интересы по левому борту. Особенно если они касаются меня. Ну не могу лишить человека возможности общаться со мной, если это общение приносит ему положительные эмоции. Даже если человек мне неинтересен или, более того, неприятен. Странно, нелогично, мазохизм какой-то. Проклятая вежливость и забота о ближнем. Видимо, из-за того, что я на собственном опыте убедилась, как бывает болезненно безразличие того, кого ты считаешь по меньшей мере целой Вселенной.
А тут еще капнули на мою чувствительную совесть: мол, разборчивая ты больно, Звягинцева ни во что не ставишь. И проснулась я со смутным чувством вины: не звонила уж больше месяца. А он, может быть, страдает… Аргумент против: если бы я его хоть как-то интересовала, мог бы и сам позвонить – номер все тот же, да и я не уехала на другой край земли. Но вот еще что: Женя очень похож на меня «по покрою» человеческой сущности, поэтому о мотивах его поступков я могу судить по себе. И тогда получается… Вариант первый: получив от тети Вали разгон, он со мной повстречался для виду, чтобы не расстраивать «сваху» и «потенциальную невесту», но на самом деле решил, что девушка я хорошая, но правильная до зевоты. Вариант второй: он ждет моей инициативы. Я ведь тоже могу долго-долго ждать, страдать от неизвестности, мучиться домыслами. Потом, как правило, пишу письмо, но с этим Евгением не прокатит предлог вроде рождественской открытки.
А что если таково мое предназначение – составить его судьбу? Я могу сделать человека счастливым – это ведь так много… Любопытно, бывает так, чтобы в паре подходила только одна половинка, а вторая подстраивалась и терпела – и при этом оба жили бы вполне мирно и счастливо? А потом из привычки вырастет любовь… тут же выяснилось, что любовь – это не то, что мы думаем, ага. Бурлящая эндорфинами кровь, сладко ёкающее сердце, шальная улыбка от одной лишь мысли о Нем – нифига это не любовь. Что тогда? Определение пока не придумано. Как не наполнен конкретным смыслом имеющийся термин «настоящая любовь». Нет-нет, описанные выше химико-физиологические реакции невозможны для меня по соображениям моральным и рациональным: во-первых, унизительно обманывать человека в лучших чувствах, притворяясь любящей. Во-вторых, жаль терять жизненное время на бесчестную игру, когда можно без оглядки броситься в океан эмоций и жить наразрыв, в ритме танго, в вечном пламени, без отдыха для сердца и ума. Жить по-настоящему. Я слишком дорожу своей эмоциональной свободой, чтобы принести ее в жертву счастью другого.
А вообще, это гипертрофированное чувство долга доведет меня: можно ли настолько, до абсурда, быть отзывчивой и податливой, чтобы забывать себя в другом, добровольно отказываться от индивидуальности?

@темы: Zigmund Freud, analyse this, весна

21:36 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Ваш соционический тип. Тест В. Гуленко
Набрано баллов: 15

Интуитивно-этический интроверт (ИЭИ) — Лирик (Есенин)

Описание И. Вайсбанда

1. Несколько мечтательный романтик, человек скорее размышления, чем действия. Индивидуалист. Настоящее его вообще волнует слабо, его вдохновляют блестящие перспективы городов, которые, вероятно, когда-либо будут построены. Достаточно эмоционален, хорошо понимает чувства другого и не скрывает собственные. Но его эмоциональность постоянно немного неполная, с довольно явно выраженными элементами ожидающего наблюдения. Эмоции проявляет не тогда, когда у другого бы «переполнилась чаша», а когда он сам посчитает нужным. Подход к эмоциям очень творческий: например, ярость может считать этичной, а сдержанность — неэтичной.

2. Влюбчив. Другого среди серой массы для него выделяет сила, целеустремлённость, интеллект. Несомненно, если эта сила поддается его эмоциональной экспансии. Очень терпим к людям, понимает их и старается прощать им слабости.

3. «Улыбка Тутанхамона». В экстремальных условиях его оружие — умение демонстрировать своё отношение к происходящему, показать его смешные стороны. Отсюда тонкое чувство юмора (Джером К. Джером) и очень характерная прозрачная улыбка в острые моменты. Улыбка чаше всего признак тревожности. Назначение этой улыбки — поднять боевой дух и возбудить партнёра.

4. Элегантный. Выглядит уравновешенным и подтянутым. Широко открытые глаза практически не зажмуриваются. Брови, как правило, дугообразны, без склонности опускаться. Элегантность на каждый день, а не по праздникам. Редко увидишь его в неизящной позе, его интонации изысканны. Пластика движений и ритм. Тем удивительнее две вещи: он не обращает особого внимания на элегантность других (его дуал Жуков подчеркнуто недемонстративен); в его квартире царит хаос. И вещи, и люди, попавшие в его дом, должны сами найти себе место. Или кто-то должен это место подсказать.

5. Меценат. Борец за эмоциональное раскрепощение людей. Чувствует ответственность за настроение своих близких, их жизненный тонус. Использует своё тонкое чувство юмора, чтобы расшевелить, растормошить людей. В компании оглядывает собравшихся не для того, чтобы определить, кто как одет, а чтобы увидеть, как кто себя чувствует (это именно то, что следует пересказать и другим). По большому счёту он мечтает внести гармонию в общество. История для него — это история искусства. Ярко выраженное влечение к красивому: стихи, живопись, изящные безделушки. Сам старается быть изящным. Обожает общаться с художниками, поэтами, богемой и вообще с экзотичными людьми.

Наилучший партнёр в браке, дружбе, работе — Жуков.

Ваша квадра (четвёрка типов, в обществе представителей которых отношения налаживаются лучше всего): Горький, Гамлет, Жуков, Есенин.

Ваша сильная черта — умение чувствовать себя в потоке времени, эмоционально раскрепостить себя и близких людей. Улыбайтесь — вы делаете это так обаятельно. Воодушевляйте близких — они нуждаются в вас. Вы — человек искусства, эрудит, энциклопедист.

Развивайте умение понимать состояние других людей, их интересы. Учитывайте это состояние и эти интересы, тогда ваши поступки всегда будут соответствовать обстоятельствам.

Описание Е. Филатовой

1. Главная ценность в мире — роскошные сады собственного воображения. С их помощью можно проникнуть в прошлое и будущее, почувствовать окружающий мир в его целостности, уловить динамику происходящего и далее эмоционально вдохновить людей на необходимые действия.

2. Мне хочется жить не хуже других, но сам я не способен быть практичным, мне трудно вспомнить, на что я трачу деньги и куда они все ушли. Я не могу устоять перед покупкой чего-то «красивенького» или «вкусненького».

3. Трудовая деятельность для меня может быть эффективной только в том случае, если она творческая, и у меня есть подходящее настроение. Мне тяжело заниматься рутинными делами, особенно решать бытовые проблемы.


@темы: Zigmund Freud, analyse this, это интересно!, saker att le

14:52 

Больной день

Listen how calmly I can tell you the whole story
Не то чтобы очень грустный, просто слишком мокрый. Сколько раз дождь сменялся снегом? Сбилась со счета... Возможно, мои дети и внуки будут воспринимать такую погоду в апреле, как нормальную данность. Во мне же слишком живы воспоминания о том времени, когда глобальное потепление не капало на макушку. Когда само слово "глобальный" с однокоренными производными употреблялось редко-редко. Ага, я ретроград.
Чувствую себя бездомной сонной собакой. Любопытно было бы распросить прохожих о самоощущениях. Мокрый снег в Петербурге - бедствие без возможности спастись. Ни зонтик, ни дождевик, ни крыша автобусной остановки не помогают. Но, как известно, "пройдет и это".

Используя интегрированный метов этнической психологии и статистики, пытаюсь понять: если один представитель смешанной арабо-российской национальности показывает себя тонким интриганом и стервецом, то какова вероятность того, что и прочие индивиды со сходной наследственностью имеют подобный характер? Какой ответ хочет получить человек, настойчиво вопрошающий: я тебя не раздражаю? По-видимому, честный. Я вполне понимаю ход мысли: спровоцировать на откровенность, ибо вопрощающий недалек от истины в своем предположении отрицательных эмоций, а затем повернуть ситуацию так, чтобы оказаться безвинной жертвой. И заставить оппонента, имевшего глупость в запале честно, как перед судом, ответить на поставленный вопрос, чувствовать вину. Такая несложная схема, следуя которой, всегда можно поразвлечься, буде не найдется другого занятия, и самоутвердиться. Ага. Проходили уже. Не сработало.
Просто органически не перевариваю личностей, плетущих злокозненные сети не важно с какой целью - от нечего делать или ради выгоды. Бесит, когда пытаются манипулировать. Самое забавное, впрочем, состоит в том, что, несмотря ни на какие попытки втянуть в пошлую склоку, каждый раз затем обращаются за помощью.

@темы: страх и ужас, idag, Zigmund Freud, analyse this, эмоции

19:06 

Russian psycho

Listen how calmly I can tell you the whole story
...а ведь все было хорошо. Просто какой-то контакт перемкнул в мозгах. Просто я устала.
Какое красивое небо было над Фонтанкой... Позеленелая бронза, закатное золото и фиолетовые облака. И петербургская Венеция, черт ее возьми, город сумасшествия...
А потом толчея, самый мерзкий на свете запах других людей, вонь табачного дыма, выхлопов, шум машин, разговоров. Ненавижу.
Мне тошно оттого, что вокруг слишком много людей. Что они вообще есть. Я социопат.
А общество, мать его, повсюду. Даже дома.
Слезы, так долго искавшие выхода, наконец переполнили чашу терпения. Тоже мне, послешоковое состояние. Почему-то раньше, когда мне действительно нужна была разрядка, они не думали капать. А тут - пожалуйста. А плакать-то нельзя... Закон подлости.
Хотела только одного - уткнуться в плечо того, старого, мудрого и ласкового. Чтобы снова назвал девочкой. Жди. Как же.

@настроение: мрак на уровне плинтуса

@темы: страх и ужас, Zigmund Freud, analyse this, я сказала!, эмоции

Soon it will be cold enough to build fires

главная