• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: культура (список заголовков)
23:44 

К слову, об уютных книгах

Listen how calmly I can tell you the whole story
Парой постов ниже рассуждала о том, чего бы такого душевного почитать. В итоге - Майкл Ондатже. Странным образом его книги как раз хранят в себе ту самую, искомую атмосферу покоя и уюта, особенно "Английский пациент". Казалось бы, ничего милого, очаровательного, бытово-волшебного в этом горьком романе не происходит, ибо не место и не время, не те персонажи. Но... Ковчег полуразрушенной виллы, дрейфующий по злым волнам последних дней войны, и четверо одиночек, что нашли здесь тихий приют и рискнули снять броню ради толики человеческого тепла. Маленький безыскусный рай, укрывший четыре души, измученные безумием окружающего мира. Рай, или иной возвышенный чертог, дабы не ограничивать метафору рамками родной мне религии, где обитают два юных ангела, и обыкновенный земной человек, и мудрое божество, через огонь почти достигшее желанного Абсолюта - освободившееся от плоти, имени, принадлежности к племени и флагу, не ведающее географических и временных границ. Четыре героя, которые в действительности есть один человек на разных отметках жизненной дороги; в самом начале ее стоит Хана, вся обращенная в будущее; она движется туда, где Кип и Караваджо преодолевают трудности, сомнения и искушения настоящего, и через многие-многие годы путь приведет их к финальной отметке, у которой уже стоит загадочный английский пациент и где свойства памяти и времени искажаются, и прошлое вдруг становится таким реальным...

"В шкуре льва" менее атмосферна, над ее страницами не встают осязаемые миражи, но и в ней находится простое очарование, присущее повествованиям Ондатже. Не в последнюю очередь благодаря его манере рассказывать истории - неспешно и человечно. И да, удивительно, но это действительно стихотворение в прозе объемом в роман: ты с трудом отслеживаешь ход сюжета, но зато вполне отчетливо ощущаешь эмоциональный вкус текста.

Жаль, у нас мало известна поэзия Ондатже. Должно быть, она стоит знакомства.



@темы: embed media, культура, скажи мне, что ты читаешь

02:15 

"Кельтские сумерки", Уильям Батлер Йейтс

Listen how calmly I can tell you the whole story
Мне нравится, когда литература вырастает из литературы, когда, читая одну книгу, улавливаешь в ней намеки и отсылки к совсем другой истории, когда встречаешь в тексте знакомые символы, даже если они значимы для тебя одной. Аллюзии и параллели, совпадения, отражения - как ни назови - помогают мне верить, что вся бесконечность сюжетов и идей есть не просто множество разрозненных осколков. Всё взаимосвязано и является не элементом хаоса случайности, как может показаться, но частичкой порядка - слишком масштабного, чтобы его можно было увидеть на столь коротком расстоянии человеческой жизни.

И мне нравится, когда одна книга открывает для меня другую. В упомянутом ниже "Доме, в котором..." Табаки цитирует: "То он идет, глянешь со стороны, ни дать ни взять молоденькай парнишка, а то обернется вдруг тварью какой ужасной, и вот тогда-то берегись. Мне тут сказали не так давно, что, мол, кто-то его подстрелил, но я-то думаю – кто ж его такого и застрелит?" Жутко, правда? Мрачно, таинственно, безыскусно-пугающе и очень по-ирландски. Конечно же, я не могла устоять и захотела прочитать "Кельтские сумерки" полностью, предвкушая долгое захватывающее путешествие в одну из самых красивых мифологий нашего мира. Фэйри, келпи, оборотни, призраки, заколдованные холмы, иные миры, скрытые в пещерах... И тем острей была моя жажда добраться до этой книги, что издавалась она давно, и надо было еще потрудиться, чтобы раскопать ее в библиотеке.

И вот искомое найдено - но не обретено ожидаемое... "Кельтские сумерки" на поверку оказались разрозненными заметками из записной книжки странствующего исследователя - фольклориста. Здесь найдутся истории о людях, похищенных сидами (в количестве), и прочая национальная ирландская чертовщинка, рассуждения о вере, полулегендарные биографии ирландских сказителей, любовные сюжеты, порицание шотландского образа мыслей, множественные лирические отступления на тему возвышенных переживаний, поучительные примеры народной смекалки и даже описания духовидческих сеансов.

Поначалу в беспорядочном смешении сюжетов и идей не видишь особенного межстрочного смысла, ради которого обычно и читаются книги. Так, не очень внятно составленный сборник, по некоей причине удостоенный довольно заметного места среди культурологических работ. Но том-то и дело... Если постараться воспринять лоскутное полотно "Кельтских сумерек" в целом, не частными сюжетами, то из всего этого калейдоскопа начнет проступать зарисовка народной духовности, созданная с почтением, любовью и долей грусти. Да, это не академический труд, структурированный, ясный, имеющий жесткие рамки - это богатый иллюстративный материал, одни примеры без теории, и выводы следует сделать самому.

А еще "Кельтские сумерки" хороши тем, что в них множество "басен без всякой морали". Это случилось просто потому, что так случилось. Кто-то жил, боролся и умер. Кого-то увели с собой феи, и вернулся он спустя многие годы. Кто-то любил, но отрекся от любви. Так произошло. Здесь нет места обязательной нравоучительности - один только прекрасный в своей всеохватности фатализм.

Цитатник, из зацепившего

@музыка: Adele

@темы: культура, скажи мне, что ты читаешь

02:37 

Ретроспектива культурной жизни...

Listen how calmly I can tell you the whole story
...ибо иной всё равно не ожидается.

Июнь выдался богатым на различные культурно-развлекательные мероприятия.
По счастливой случайности узнала о том, что театр "Зазеркалье" проводит серию концертов "Ретро-дворик" под открытым небом. Каждую пятницу июня во дворе театра должны были проходить вечера французской, итальянской, советской и одесской музыки. Я не слишком ясно представляла себе, как может выглядеть театрально-дворовый open-air и чего ожидать(ну там, эстрада, стулья в ряд...), но содержание программы было весьма привлекательно, и я решила внести некоторое разнообразие в привычное течение своих пятничных вечеров.
Читать дальше?

@темы: культура

20:14 

Художественное образование

Listen how calmly I can tell you the whole story
Некоторое время назад, вопрошая гугл на тему русской живописи XIX века, открыла для себя изумительные работы Ю.Клевера. Не могла не пополнить ими сокровищницу своей души.

Историческая справка
Юлий Юльевич Клевер (1850 - 1924) – русский художник-пейзажист немецкого происхождения. Признание и известность пришли к нему в 70х годах, после нескольких выставок, персональных и коллективных, в России и за рубежом, почитатели живописного искусства узнали и полюбили работы Клевера, не иметь картин его кисти в частной коллекции было почти что дурным тоном. Несколько полотен приобрела императорская семья. Сегодня картины Ю.Клевера выставлены в Русском музее, Третьяковской галерее и в музеях множества российских городов.

Искусствоведы отмечают, что художник ради выразительности, эмоциональной наполненности картины порой пренебрегал реалистичностью. Но согласитесь, результат того стоил? Может показаться, что сюжеты на полотнах Клевера однообразны, и достаточно увидеть 3-4 работы, чтобы составить себе представление о его манере письма… Но в том-то и дело: после 3-4 картин хочется увидеть еще больше, его мрачноватые, безлюдные, суровые, диковатые пейзажи завлекают, насыщенные закатные краски приковывают взгляд, от полотен исходит простая, здоровая сила неизмененной природы.


@темы: эликсир души, культура

19:07 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Познакомьтесь - итальянский коллектив Corde Oblique. Исполняет инструментальные композиции в стиле неоклассика и средиземноморский фолк, тексты пишет и исполняет гитарные партии основатель и бессменный лидер проекта Риккардо Пренчипе, а приглашенные музыканты и вокалисты под его началом превращают нотную вязь в прекрасные баллады, часть которых походит на заклинания, а часть – на гимны воинов, обреченных на поражение и заранее знающих о своей гибели, но не опускающих оружия перед торжествующим противником.




@темы: песня, культура, voices in my head, embed media

00:51 

Мюзикл "Онегин"

Listen how calmly I can tell you the whole story
И снова у меня не осталось впечатления, что это была постановка именно "Евгения Онегина", знаменитой пушкинской поэмы. История обманутой любви и последующего морального возмездия, случившаяся где-то в стилизованном XIX веке - да, пожалуй.
Ну что ж, тогда взглянем на этот спектакль, как на самостоятельное произведение.

Мне "достался" состав, в котором Онегин - Денис Федоренко, Татьяна - Вера Свешникова, Ленский - Антон Авдеев, Ольга... увы, не удалось идентифицировать.

Весь спектакль - это ожившее воспоминание пожилого Онегина, который влачит дни старости, отягощенные виной и муками совести, где-то в пансионе, по-видимому, в швейцарских Альпах. Его навещает Демон, некогда подстроивший всю драму, и преподносит музыкальную шкатулку - артефакт из болезненного прошлого. И вот на сцене возникает как бы внутренность шкатулки, где, послушные мелодии, двигаются фигуры всех участников действа. Решении необычное и красивое, и застывшие фигуры, проносящиеся по кругу, как бы говорят, что человек ни в чем не волен - все есть лишь игра судьбы.

Продолжая обзор...

@темы: культура

21:51 

О лицах английской магии

Listen how calmly I can tell you the whole story

Наконец посмотрела минисериал "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл". Жаль, что всего семь серий: только я успела к ним ко всем привыкнуть, а уже всё, конец истории. Когда читала роман, проект только стартовал, и как-то не было похоже, что он получит успешное развитие. В сети обнаружилось несколько промо-фотографий, из которых можно было заключить, что актерский состав никуда не годится, потому что у меня железный обоснуй: я героев не так представляла! Тогда в сети вообще находилось крайне мало информации "по фандому", зато теперь, после выхода сериала, народ как бы прозрел - о, еще один мотивчик для обожания и творчества. Я сама вон взялась переводить фанфик энное время назад, когда о мистере Норрелле слыхали только любители очень длинных, обстоятельных английских историй. Подозреваю, руки недремлющих поклонников уже давно добрались до этого рассказа, ресурс-то один-единственный, и наверное существует канонический перевод, но мне не хочется отступаться - будет у меня апокрифическая версия.

Это не рецензия! Так, некоторые впечатления

@темы: культура, JSamN

23:57 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:47 

"Королева Марго"

Listen how calmly I can tell you the whole story
Романы Дюма по общему правилу - литературная пища романтичной юности, но со мной правило не сработало, я добралась до них только сейчас.
Случилось где-то прочитать не то исторический анекдот, не то недостоверный факт, будто издатель платил Дюма за количество строк. Что ж, структура текста позволяет предполагать, что доля истины в этом слухе есть: диалоги из односложных реплик, слова, повторяемые то одним, то другим персонажем как бы выдают стремление автора увеличить оплачиваемый объем за счет "воды". Бывшему студенту, сочинявшему курсовые, этот прием очень даже понятен -).

Несвязной мыслию по древу

@музыка: Dustin O'Halloran - Variazione Di Un Tango

@темы: культура, скажи мне, что ты читаешь

00:57 

Мюзикл "Мастер и Маргарита"

Listen how calmly I can tell you the whole story


Как и полагается большому во всех смыслах действу, оно разыгралось еще вне зрительного зала - не помещаясь в ограниченном пространстве подмостков и не укладываясь в лимитированное время представления, задолго до начала зрелище выплеснулось в фойе театра, окружая публику атмосферой того самого "Варьете" и исподволь завлекая внутрь романа. Одинаково-форменные барышни (черные платья, белые береты и перчатки) проверяли билеты, продавали программки и с безмолвно-таинственным видом носили таблички "Пожалуйста, не аплодируйте". Меж гостей шныряли кошки-оборотни, охотно фотографируясь с желающими (любопытно, запечатлелись ли они на снимках?) Гости своим числом и разнообразием образов являли аллюзию на Бал ста королей...

...если бы я не была знакома с романом "Мастер и Маргарита" и даже понаслышке не знала бы сюжета, то, пожалуй, едва ли смогла бы разобраться в сумбурной смене эпизодов, происходившей на сцене (и наверняка так и не поняла бы причины, по которой сие бессвязное произведение вызывает восторг доброй части читающей публики). Да, умять этот романище в два с половиной часа сценического времени, сохранив более или менее нить повествования - задача не из легких. В результате из либретто выбыла добрая часть событий оригинала, отчего происходящее казалось набором разрозненных, мало связанных эпизодов, а наиболее значимые сцены обозначались ключевыми цитатами, между которыми повисала паутина музыкальных номеров.

Постановка оставила двойственные впечатления. С одной стороны, у меня есть множество замечаний критического толка - начать хотя бы с образов персонажей, извечного, наверное, камня преткновения, падающего на пути режиссера при попытке визуализировать "Мастера и Маргариту". Тут, похоже, никому и никогда не угодить, потому что сколько читающих\смотрящих\слушающих, столько и представлений и трактовок героев. В частности, мое внутреннее видение Воланда так не совпало с обликом и, главное, голосом Ивана Ожогина, и до того он своим кошачьим тембром напоминал нашего мачо начальника юридического департамента... И эти альтернативные расстановки взаимоотношений: треугольник Гелла-Воланд-Маргарита; и откуда-то появившийся мотив соперничества с небесными силами и как будто борьбы за владение людскими сердцами, и ярко выраженная черно-белая нравственная палитра персонажей - в общем, много странного режиссерским произволом появилось в "Мастере и Маргарите", а многомерность кое-где уступила место трактовкам простым и однозначным. С точки зрения музыкальной - заглавная тема оказалась какой-то незапоминающейся, как, в общем-то, все мелодии в целом - ровненько, гладенько, мимо памяти.

И тем не менее, при всем вышесказанном, постановка мне скорее понравилась. Чем дальше во времени я отхожу от увиденного, тем больше положительных, удачных моментов замечаю. Мастер был чуден и светел, с чистым звенящим голосом, и вдвоем с Маргаритой они смотрелись так ладно, хрупкие влюбленные, замкнувшие внутри объятий целую вселенную и бесконечное тепло Любви. Демоническая свита Воланда в прологе в одну секунду завораживающе оборачивалась в развевающийся по ветру плащ. Дородный басовитый Каифа, который гудел глубоко, инфразвуком, и непререкаемо-значительно "Синедрионом указ уже дан..." Силуэты обитателей клиники доктора Стравинского - всего лишь тень в освещенном окне, но у каждой свой характер, и лучшая среди них - Наполеон, с подушечной треуголкой на бедной безумной голове. Непредсказуемо и пугающе ожило отражение Маргариты в зеркале, а ее танец, построенный на поддержках, создавал очень убедительную иллюзию полета - да и вообще в постановке было множество эффектных пластических решений. Дьявольский бал на мотив танго - в идеальной пропорции красиво, зловеще и порочно. Трогательный в ошибочном предвкушении ответной страсти Воланд, заранее преклоняющий колени перед своей Королевой, которая (коварная женщина!) так и не произнесла заветного "желаю быть с тобой". И принцип слияния сцены и зала, когда актеры, никем не замеченные, вдруг возникали между рядами партера, переключая и усиливая внимание зала - тоже простая, но удачная находка, бьющая всё в ту же цель - заворожить мистическим духом.

Подводя итог: если рассматривать мюзикл не как творчество "по мотивам", а как самостоятельное произведение (чтобы не искать и не расстраиваться, когда не находишь, соответствий роману), то он, пожалуй, даже и не плох.

@темы: культура

03:28 

День вчерашний

Listen how calmly I can tell you the whole story
Мое существование сегодня, то есть уже вчера, можно считать полностью оправданным, ибо оно было наполнено полезными действиями: навестила бабулю, развлекла ее немного болтовней; навела порядок в доме, уложившись в рекордно короткое время – и отправила себя культурно проводить свободный вечер. В «Доме кино» шли «Лондонские каникулы» - как можно заключить из названия, фабула фильма сходна с классическим сюжетом с участием Одри Хепберн. Юные принцессы Маргарет и Елизавета отпрашиваются у монарших родителей провести ночь победы вне стен Букингемского дворца, на улицах Лондона вместе с ликующими подданными – и конечно же благопристойный и до одури скучный вечер, срочно организованный королевой-матерью для возжаждавших веселья и свободы дочерей, проваливается благодаря живому нраву Маргарет и случаю (а как же без него!). Принцесс увлекает поток событий, забавных, опасных, романтических и трогательных – в итоге, конечно, все разрешается благополучно, и каждая получает в награду сокровище – возможность вспоминать, возможно, лучшую ночь в своей жизни.
Приятный фильм для выходного вечера. Вдохновленная идеей прогулки – в качестве одной среди множества таких же праздных людей – пошла пешком до Горьковской. И даже не удивилась, а всего лишь отметила почти без эмоций разницу в звучании внутренних струн. Несколько лет назад я летела бы, не касаясь земли, счастливая внешними обстоятельствами – свобода, ясный вечер, центр города, красота и таинственность утекающего с каждой минутой закатного света. И внутри для меня одной играл бы сдержанный, в меру торжественный и радостный марш, ритму которого подчиняется шаг, и – нет, не бабочки – пузырьки шампанского, легкая эйфория. А нынче все тихо и только рой неясных, сбивчивых мыслей о чем-то неконкретном, но тем не менее эта непрочная завеса закрывает глаза ума, и я смотрю, но не вижу и не чувствую. А может быть, дело просто в не слишком ласковой погоде…
Минул месяц, и только теперь я собралась написать о важнейшем событии последнего времени – о наступлении лета. Молчите, критичные языки с насыщенной жизнью – все равно я буду писать о погоде и природе. О том, какое это наслаждение – в один из немногих жарких дней ощущать освобожденной от одежных покровов кожей ласку солнца и ветра. О том, как здорово забрести на неведомую окраину города, где сладко пахнет персидской сиренью и скошенной травой, где улицы без названия, пятиэтажки не видны из-за деревьев, которые, сплетаясь ветвями, образуют высокие таинственные своды. Как славно потеряться в неизвестной географической точке, обнаружить новый дикий парк и упасть в знойную траву, с полным ощущением жизни в каком-нибудь незначительном провинциальном городке, «гордящемся присутствием на карте». Такие моменты пополняют сокровищницу моей души и на какое-то время милосердно помогают забыть, что где-то далеко, почти что в другом измерении, без меня приходит в упадок и разруху любимый старый деревянный дом, которому год от года достается все меньше заботы и внимания. В начале лета тоска была так велика и невыносима, что я написала обширное послание моему дорогому Ф.Л. – умудрилась высказать ровно то, что чувствую, после чего расстройство затихло. Но моментами возвращается – когда я улавливаю его обрывок и сознательно углубляюсь в беспокойство.
А еще мне кажется, что ночи нынче не такие белые, как обычно.

@музыка: Landon Pigg - Great companion

@темы: voices in my head, культура, настроение

21:22 

Ларец Врубеля

Listen how calmly I can tell you the whole story
А 6 мая я видела два этих чуда вживую, своими глазами...




Мой славный друг Lievsky показал мне зал Врубеля Третьяковской галереи и еще множество сокровищ - и было совсем неудивительно, что к реальности за стенами музея мы вернулись как будто из легендарной параллельной вселенной.

@музыка: Paolo Nutini - Iron Sky

@темы: культура, эликсир души

21:17 

"Собака на сене"

Listen how calmly I can tell you the whole story
Как-то Н.Б. в приступе бесящего меня коллективизма воскликнула: "Что-то давно МЫ не ходили в театр!" Непонятно, почему ходить нужно непременно в составе "мы" - я лично считаю, что дружеские отношения с коллегами не должны простираться в цивильную жизнь за стены офиса. На то оно и свободное время, чтобы отдыхать от работы и всего, что навевает мысли о ней, в частности, от общества коллег - потому что в нем все равно разговоры на досуге так или иначе вертятся вокруг специфичной тематики, шуточек "для своих" и пр.
Однако отвертеться не получалось, так что я, удивляясь самой себе, решительно принялась воплощать принцип "не можешь смириться - поведи" и взяла ситуацию под свой контроль. Посещать театр "Мастерская" совершенно не хотелось, так что пришлось переломить в себе вечное неверие в то, что мое мнение что-то значит, а предложение будет принято.
В итоге мы пошли в ДК "Выборгский" на оперетту "Собака на сене"; все остались довольны и повеселились от души. Правда, после идиотического дня веселье это было в привкусом истерики, особенно когда отдельные реплики персонажей метко попадали в ритм с нашими рабочими реалиями. Но было хорошо. Замечательная музыка, искрометные и лиричные тексты, молодые красивые актеры, жизнерадостно-яркие декорации. Создавалось ощущение детского утренника - радостно, зрелищно, беззаботно и увлекательно. Поняла, насколько в повседневности не хватает позитива - часто из-за погони за высокоумным. Иногда полезно бывает спускаться.

@музыка: John Barrowman - Don't cry out loud

@темы: эмоции, культура

22:42 

Влюблена в эту песню... Переведите, per favore?

Listen how calmly I can tell you the whole story
17:44 

А что я нашла!

Listen how calmly I can tell you the whole story
"Трейлер" к эпопее Стивена Кинга "Темная Башня". Эпизоды так удачно подобраны, что все части романа легко узнать - и они изображены именно так, как я их прочитала.


@темы: embed media, культура

22:33 

Listen how calmly I can tell you the whole story
В прошлые выходные… да, похоже, входит в традицию писать в конце недели отчет о прожитых семи днях. Что ж, я предполагаю, а рабочая нагрузка располагает.
Так вот, в прошлые выходные была на концерте Александра Домогарова в «Колизее». В программе были песни на стихи Танича, Рождественского, Высоцкого, Гумилева, романсы Вертинского, чтение хорошей поэзии (моя любимая пушкинская «Сцена из «Фауста») и интересные рассказы об артистах… Вечер прошел душевно, чему, в том числе, способствовала и атмосфера небольшого зала – даже с одиннадцатого ряда сцена была как наяву как на ладони. Главный виновник встречи поначалу казался смущенным и скованным и имел несколько растрепанный вид, но когда песне к четвертой зал «зажегся» («Молодцы, - насмешливо прокомментировал Домогаров, демонстративно поглядывая на часы, - пятьдесят две минуты продержались.») и зрители стали более живо откликаться на происходящее на сцене, Домогаров тоже приободрился, как будто попал наконец в свою колею. Немножко шутил насчет «противостояния» Питера и Москвы, про все эти поребрики и бордюры, рассказывал об Одессе, куда в детстве уезжал на лето, в лицах разыгрывал анекдоты из жизни Вертинского, а в финале вечера устроил небольшую импровизация на пару с руководителем своего мини-ансамбля – заставил того на спор без репетиции спеть что-то из репертуара «Машины времени». Вообще походило на то, что эти двое в компании друг друга могут жечь бесконечно. И разумеется, концерт не мог обойтись без песни «Город, которого нет» - тонкий реверанс в сторону питерской публики. Домогаров спустился в зал и, презрев протянутые ему для пожатия руки, уселся на пол рядом с оператором, чтобы послушать извне песенный манифест, сопровождавший его… на протяжении скольких сезонов «Марша Турецкого»?

Далее без претензий на истинность рассуждений, просто мнение наблюдателя. Об истинных чувствах, переживаемых актерами, говорить нелегко – где заканчивается игра и начинается живая душа? Однажды мне довелось посмотреть интервью с Домогаровым, в котором он, в присущей ему байронически-скучающе-насмешливой манере рассказывал о личном – о работе в театре и кино, о славе, постигшей его из-за внешности, о женщинах, о погибшем сыне, о смысле пути. И предстал он несгибаемым героем, который стоически сносит удары судьбы, позволяя себе разве что горькую полуулыбку. Ну вы понимаете: не показывать окружающим душевной боли, предполагая и надеясь, что люди как раз заметят, как мужественно ты переносишь доставшиеся тебе страдания.

На концерт я пошла не столько ради музыки, сколько самонадеянно желая понять, что за человек Александр Домогаров на самом деле, что за сердце скрывается за маской баловня судьбы, утомленного всеобщей любовью. Да, да, признаюсь, мою не в меру романтическую натуру привлекают такие вот чайльд-гарольды…

Но затея моя душеведческого толка… не сказать, что провалилась, но успехом не увенчалась. Мефистофель в упомянутой выше сцене самодовольно восклицает: «Я психолог. О, вот наука!» А я не психолог, пожалуй, логический анализ душевных движений мне не дается, только слепое со-чувствие. Где уж за столькими покровами многолетнего самообмана разглядеть, что творится в глубинах сердца, если сам человек почел за благо от себя все страсти спрятать подальше, в самый темный угол. И вот он балагурит и как будто посмеивается над собой, над принятой ролью картинного мученика, а кто смотрит на него в упор из зеркальных глубин в пустой полутемной гримерке и о чем говорит?... Того мы никогда не узнаем. И никто не узнает.

@темы: мысли-чувства, культура, embed media

23:42 

Listen how calmly I can tell you the whole story
В прошедшие выходные посетила выставку «Ван Гог. Ожившие полотна». Ощущения не потрясающие, но приятные – именно «ощущения» говорю я, поскольку презентация не столько информативна и насыщена фактами, сколько апеллирует к эмоциям. Да, необходимый минимум сопроводительной информации дан – просто чтобы было понятно, о чем речь, но на 98% инсталляция задействует нерассуждающие чувства смотрящего. С четырех сторон тебя окружают удивительные полотна – в яркости палитры, насыщенной чистыми, беспримесными цветами, в фантастической манере интерпретации привычной реальности есть что-то непосредственно-детское, из той благословенной поры, когда творческая волна не разбивается о внутреннее «невозможно» и «так не бывает». А с этим ребенком в одном сердце соседствует великий мудрец, знающий, что звезды – это цветы неба и что за тяжелым бархатом ночи на самом деле скрывается мерное коловращение вечной Вселенной. Прибавьте к картинам соответствующее настроению полотен музыкальное сопровождение – и вот готова идеальная ловушка для взгляда и души. И чем дольше находишься внутри этого калейдоскопа, тем больше он захватывает, помогает отвлечься от окружающего броуновского передвижения посетителей и сконцентрироваться на бесконечных деталях и нюансах…
Атмосферу создают еще цитаты из писем художника, ненавязчиво сопровождающие показ полотен. Кажется, что он сам дает комментарии к своим картинам. И, пожалуй, именно вот эти письменные слова Ван Гога зацепили меня больше всего остального. Они лишены пафоса нарочитого, специально измышленного высказывания. Они по-хорошему просты, бесхитростны, честны и глубоки – и в них тихая и нерушимая убежденность человека, нашедшего свой путь и сложившего свой кодекс Жизни. И нет в его словах даже намека на поучение, претензии на общезначимость, но слова – личные заветы эти столь хороши и правильны, что им хочется следовать. Под впечатлением решила познакомиться с эпистолярным наследием художника подробнее – книга ждет своего часа, а я, гурман от литературы, не спешу к ней приступать, наслаждаясь предвкушением.

Читая книги, равно как и смотря картины, нельзя ни сомневаться, ни колебаться: надо быть уверенным в себе и находить прекрасным то, что прекрасно.

Я думаю, что чем больше человек любит, тем сильнее он хочет действовать: любовь, остающуюся только чувством, я никогда не назову подлинной любовью.

@музыка: Ludovico Einaudi

@темы: культура

22:45 

О чем шутят ученые

Listen how calmly I can tell you the whole story
23:46 

Читательский дневник

Listen how calmly I can tell you the whole story
В отпуске дочитала роман Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл».На обложке – афористичный отзыв Александра Гениса: «Так мог бы выглядеть роман «Мастер и Маргарита», если бы его написал Диккенс». Если уж пытаться описать этот труд путем такого вот литературного соотнесения, то я скорее склонна согласиться с высказыванием кого-то из пользователей @дневников: «Так выглядела бы «Война и мир», если бы ее написал Толкин». С одной стороны – это основательное повествование о жизни и нравах высшего света, с другой – неторопливый, обстоятельный, изобилующий тонко продуманными деталями магический роман. Роман очень английский – автор и персонажи под его пером демонстрируют истинно британскую вежливость, благовоспитанность и ироничность, и хотя нам показывают необычное общество, в котором волшебник – профессия, не слишком респектабельная, но в целом довольно тривиальная, - это общество точно так же держится национальных английских условностей. Роман поражает не только и не столько объемом, но фундаментальной проработкой вымышленной матчасти, данной в бесконечных ссылках на несуществующие магические труды, на биографии волшебников, на легенды и предания. Теоретическая основа, библиография, предыстория того или иного явления – все предусмотрено автором до мелочей, такой шикарный обоснуй мне встречался действительно только у Профессора.

Что касается сюжета, то автор читателей провел: на протяжении всего романа герои предсказывают и ждут, кто с надеждой, а кто с ненавистью и страхом, возвращение магического короля Великобритании, Джона Аскгласса, Короля-Ворона. Обширные сноски рассказывают историю его жизни и деяний, разжигая любопытство – ну что же, что же произойдет, когда он вернется в Англию?! А в итоге завлекающие, дразнящие разум крупицы истории так и остаются всего лишь приманкой – нам показывают ее, заставляя проглатывать страницу за страницей в стремлении добраться-таки до сцены появления Короля, а ее нет, этой сцены. Она не предусмотрена конструкцией романа. В самом конце уже, где действие вдруг развивает скорость и как-то спрессовывается, промелькивает безымянный персонаж, оживляющий человека-книгу – больших трудов стоит догадаться, что это и был долгожданный и загадочный Джон Аскгласс. Я еще надеялась, что автор разовьет какую-нибудь сложносочиненную интригу – например, таинственно-надменный Джон Чилдермас, суровый красавец, то ли лакей, то ли секретарь-референт мистера Норрелла, отменно язвительный и с большим пониманием о , окажется воплощением или наследником Короля-Ворона, однако автор – явно не приверженец закрученных сюжетов. Более того, автору под конец романа собственное творение, по-моему, надоело до чертиков – финал оставлен открытым, а столь масштабный труд все же просит аккуратного завершения, в котором каждый герой приходит в некий пункт Б своей вымышленной судьбы, а события логически закрываются.

Литературный обзор Guardian пишет, что эта книга для тех, «кому уже не возрасту читать Джоан Роулинг». Не знаю… Да, наверное, чтобы оценить достоинства этого романа – размеренность повествования, тонкий юмор, литературные аллюзии – требуется более или менее солидный читательский опыт, но от возраста он, пожалуй, не зависит.

Самое лучшее в романе, на мой взгляд – зримо и поэтично воссозданные авторским словом английские пейзажи, мрачные и овеянные магическим духом. Молчаливые вересковые пустоши, разделенные рукотворными каменными грядами, туманные рощи, холмы-бруги, под которыми, по преданиям, живут эльфы-сиды, таинственные дороги, скрытые зарослями боярышника. Тревожная, жутковатая и влекущая красота…

@темы: культура, JSamN, скажи мне, что ты читаешь

01:50 

Возвращение в Брайдсхед

Listen how calmly I can tell you the whole story
Мое знакомство с творчеством Ивлина Во началось именно с этого романа – как говорят знатоки, наиболее успешного (не берусь подтверждать или оспаривать, ибо пока это единственное прочитанное мной произведение). Где-то на @дневниках, когда я постигала «матчасть», мне попался любопытный образ, описывающий тональность романа: как будто обычно желчный и саркастичный Во вдруг заплакал. Я бы сказала, что автор не отказывает себе в тонкой английской иронии социальной направленности, местами ощутимо злой, а вот плакать приходится читателю.
Итак, в чем же дело? Вторая мировая война, капитан Чарльз Райдер пребывает со своей ротой на новое место дислокации – в окрестности поместья Брайдсхед – и предается воспоминаниям, связанным с этим местом и его своеобразными обитателями. В его памяти разворачивается история медленной гибели аристократического семейства, состоящего из индивидов столь уникальных, что их взаимное неприятие кажется почти закономерным и естественным.
Исследователи литературы постулировали, что Во отрицал устои современного ему общества, теряющего традиционные этические ценности, а идеал видел в аристократическом укладе жизни и католицизме. По-моему, «Возвращение в Брайдсхед» опровергает и полностью переворачивает этот многомудрый тезис. Все члены семьи Марчмейн так или иначе были уничтожены религией, которую глава рода, леди Тереза Марчмейн, полагала основой бытия и которая, кстати говоря, сама пострадала из-за своей фанатичности. Проповедуя истовость веры и безоговорочное повиновение католическому канону, она успешно разрушила судьбы своих детей, отвратила от себя мужа и оказалась в итоге объектом всеобщей почтительной ненависти. В ней есть что-то от героинь классических драм, темная, потаенная властность, стремление управлять чужими судьбами, подчинять окружающих своей воле – Иродиада начала XX века. В романе, если разобраться, силен фрейдистский мотив – женщина, на эмоционально-духовном уровне авторитарно управляющая семьей, провоцирующая мужчин на чувство вины и пытающаяся ими манипулировать.
Но роман, разумеется, не только о подавляющей силе религиозных традиций или о психологической агрессии, пусть и невольной. Будучи образцом «хорошей» литературы, «Возвращение в Брайдсхед» многогранно в проблематике. Здесь найдется и история о притворных ликах любви, о тщеславии и честолюбии, о том, как сложно быть хорошим другом и как важно вовремя и правильно понять, что в тебе нуждаются. Последний пункт более отчетливо оттенен в экранизации 2008г., равно как и извечная проблема происхождения и социального положения. Фильм, конечно, здорово урезает исходный, романный сюжет в деталях, а судьбы отдельных персонажей произволом сценаристов просто перевирает, но атмосфера и герои визуально воссозданы очень достойно. Разумеется, не смогла обойти вниманием главный «полюс сердечной боли» произведения - младшего сына леди Марчмейн, Себастьяна. Эксцентричный и трогательный, по-детски непосредственный, не слишком далекий, может быть, но по крайней мере искренний в нежелании становиться серьезным, он открывает своим появлением историю Марчмейнов, а воспоминания рассказчика то и дело обращаются к нему. Себастьяна, наверное, можно считать символом тщетного сопротивления навязываемой воле. Даже радикальный путь саморазрушения («Так не доставайся же ты никому!») не позволяет ему избегнуть неотвратимого, по-видимому, обращения к религии. Католическая церковь снисходительно-злорадно принимает в свое лоно униженного до последней степени язычника и ставит зарубку на древке священной хоругви – еще один непокорный хребет сломан.
В фильме Себастьяна играет Бен Уишоу; после «Писем из Зедельгема» и его Фробишера это был контрольный в голову. Масса странного, патологичного обаяния, эта его порывистость и нервность, как продиктованные образом, так, видимо, и соответствующие складу характера самого актера. Проникшись его игрой, я решила расширить горизонты (ибо Уишоу из тех артистов, кого первый безупречно воплощенный образ порабощает – для меня он навсегда одержимый Гренуй) и посмотрела очень английскую картину «Яркая звезда» о безнадежной любви поэта Джона Китса и его музы Фанни Брон. Порадовалась тому, что Уишоу умеет играть не только неврастеников и маньяков, но и вполне нормальных людей (если к поэтам применима категория нормальности), чей эмоциональный диапазон не заходит в нечеловеческие крайности. Фильм красивый, по содержанию и картинке, романтичный и наполненный той особой бережной, теплой нежностью, с которой женщина (режиссер - Джейн Кэмпион) может отнестись к возвышенным чувствам ныне бессмертных возлюбленных.

@темы: cinématographe, культура, скажи мне, что ты читаешь

Soon it will be cold enough to build fires

главная