• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: культура (список заголовков)
20:34 

Попытка культурного обогащения

Listen how calmly I can tell you the whole story

Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.

Как ВСЁ ЭТО объяснить шведу???


@музыка: Ани Леннокс - Любовная песня для вампира

@темы: Sverige, культура, переводческое

22:52 

Записки блудной охотницы

Listen how calmly I can tell you the whole story

Вот так она наступила и прошла, предпоследняя неделя мая, казавшаяся невероятной и недостижимой. В мая всего четыре недели, третья – предпоследняя. Когда время дотекло до нее, настал черед приключений…
…а началось все с Театра. Точнее, с балета. С Санкт-Петербургского государственного мужского балета Валерия Михайловского. 15 мая пошла на премьерный показ программы «Танцуем ВСЁ или рабочий день». Это было ТАК… проникновенно, ярко, динамично, сильно, увлекательно. Волшебно. Местами – до слёз. Всё же настоящее творчество очаровывает. И, несмотря на полный дилетантизм в вопросах театрального искусства, всё равно ощущаешь некую сопричастность происходящему, не-чуждость, связь и взаимопонимание на уровне эмоций. Не обычный для зрителя отстраненный взгляд со стороны, а некое душевное участие. Не поддающиеся описанию чувства… Какое там «увидеть Париж – и умереть»! Увидеть Валерия Владимировича Михайловского и его труппу на сцене – и испытать феерический восторг.

После счастья со-бытиЯ на концерте – Пулково, утомленные лица вокруг, невозможность волноваться, ночной рейс, четыре часа полета, мучительная попытка уснуть хотя бы на полчаса. Скопления оранжевых и голубых огней – города под крылом самолета, как космические туманности. Всё же ночью что-то происходит со временем, оно растягивается и едва ползет. И каких-то 240 минут кажутся вечностью.
Наконец, 16 мая, 5:10 утра, Ларнака. Взлетно-посадочная полоса, то ли начинающаяся морем, то ли в него обрывающаяся. Еще по-утреннему сумеречно, но уже +19. И вдруг на небе появляется гигантский огненный шар Солнца, и странным кажется, что не зазвучала какая-нибудь пугающе-торжественная, всеохватывающая музыка, пронизывающая человеческое существо потоками чистых мощных звуков. Но это впечатления №0, на грани полубодрствования.
Впечатление №1 – зачем я здесь?! Пустите меня домой! Очередное несовпадение желаемого и действительного: так хотелось бескрайности моря, дикости берега, обособленности эмоционально-физической жизни, мимолетного обмена взглядами со случайными встречными, не говорящими ни на одном человеческом языке. Оставалось лишь тяжело вздохнуть и принять обстоятельства, как данность: цивилизацию, какое-то фатальное умение всех киприотов говорить по-английски, зонтики на пляжах до самого горизонта, загораживающие обзор, и мое не-одиночество, а следовательно, не-свобода. Никогда не следует воображать черт знает что из чужих романов.
Впрочем, стоило немного перевести дух после дороги и прийти в себя, как тут же выяснилось, что пословицы не врут. Если и есть рай на земле, то это Кипр. Рай для последних романтиков и фантазеров, ищущих реального воплощения своих небывалых, непонятных «обычным людям» грез. Здесь могли бы разворачиваться великие страсти, и по святым, и по грешникам (по ним – в особенности).
…те самые выбеленные солнцем дома-кораллы, красная земля, водная гладь совершенно неправдоподобных оттенков синего, звонкий сухостой – и тут же пышные яркие цветы.
…утесы из застывшей лавы, острые, губчатые. Застывшее в камень бедствие. На ветру бесчисленные естественные углубления издают гудящий трубный звук, и становится так таинственно и жутко… Великолепие неприступности.
Каменные пустоши с редкими купинами сухой, ломкой растительности, мягким подъемом уходящие к знойному небу. Они радуют глаз, несмотря на кажущуюся унылость. В них есть что-то библейское. «…и бродил по каменной пустыне одинокий пророк, и никто не внимал его голосу, а когда прислушались к словам его – было поздно.» Ну или байроновское. В общем, пусть каждый представит себе своего любимого Демона.
…и присущий исключительно южным приморским городам аромат, который не имеет смысла описывать. Его необходимо единожды вдохнуть самому, чтобы навсегда заболеть тоской по морю и солнцу. Терпкий аромат соленой воды, горечь трав и пряная приключенческая маята дорожной пыли. Боги, вы явно были в экстазе, создавая Средиземноморье.
…а ночью над Айа-Напой такое небо, «что хочется орать». Если не боишься посмотреть в глаза Космосу, выйди на берег моря, когда стемнеет, и запрокинь голову. Смотри на мигающие звезды и слушай ленивый лепет слабого прибоя. Или это шепот тех, кого Иеманжа выбрала своими сыновьями?
17 мая. До некрополя так и не дошла. Врут карты, врут. До него километров десять было. Гуляя по ночному городу, забрела в порт. Приключений захотелось… Скрипа канатов и запаха смолы, матросских песен, света маяка и пр. Вместо этого встретила на пристани русского парня с двумя девицами; из машины неслись «дивные» звуки шансона, дамы визгливо-пьяно смеялись над пошлыми шутками, мобильному телефону адресовалась отборная матерщина. Одно слово – порт. Может, этим троим тоже было страшно? Тяжелая вода-смола под досками мола, призрачно светящиеся борта яхт, непрерывный шум невидимого моря. Только этот страх не залить спиртным – он древнее человека, первобытный страх перед мощью незримой Бездны. И в голову сразу лезет Бог весть что: туманные силуэты удалых пиратов, выходящих из морских глубин, Дэви Джонс, черный флаг, и нелепая строчка «прислушайся – рыбы идут за тобой». И так сладко и страшно становится, что хочешь бежать из проклятой бухты, а сам все стоишь и ждешь, когда вся эта чертовщина начнется по-настоящему…
Уже по пути домой наткнулась на французского дедулю, который стоял посреди тротуара, с безмерной грустью и надеждой говорил прохожим «Bon soir!», и вообще, ему, видимо, тоже хотелось приключений, только иного рода. Предложил мне пойти к нему, выпить вина, сообщил, что он человек либеральный и деньги – не проблема. Странное это было предложение, но почему-то не такое уж оскорбительное, как можно было бы подумать. Он поцеловал мне руку, и мы разошлись.
После я видела его несколько раз на той же улице. Он по-прежнему взывал к людям, а они шли мимо по своим делам.
19 мая. Когда Михаил, гид и водитель автобуса по совместительству, первым делом рассказал анекдот о том, как Господь сначала призвал на небеса почившего водителя автобуса, потому что тот большее количество человек заставил молиться, стало понятно, что день пройдет как минимум весело. Михаил – болгарин, давно живущий на Кипре и семь лет женатый на русской женщине. Балагур. Русским языком владеет так, как не каждый гражданин РФ (не считая акцента); кажется, знает лично большую часть жителей острова, причем не просто шапочно знаком, а находится в дружеских отношениях. Экскурсия по горному массиву Троодос – его коронный номер, который, соответственно, исполняется с блеском. На нашем пути не было ничего, о чем бы Михаил не мог бы рассказать хотя бы пару слов. Включая подножную траву. Затормозив посреди дороги, наш гид вышел из машины, сказал «До свидания!» и ушел в поле. Вернулся с пучком травы, кою передал на растерзание пассажирам и предложил угадать, что это за растение. Оказалось, розмарин. Викторина повторялась несколько раз, с тимьяном, шалфеем, лавром, эвкалиптом, лавандой, мятой и чем-то еще, тоже пахучим. Так мы доехали до женского монастыря святой Феклы, где находился источник с целебной грязью. Источник – это вырубленное в полу отверстие 10*10 см, из которого можно достать чудодейственной песчаной кашицы, только встав на колени.
Следующий пункт назначения – деревня Фикарду. В ней осталось всего два жителя, мэр и его брат, да еще девушка-официантка в кофейне, которую этот самый брат открыл. Деревня, в которой сохранены оригинальные постройки 12 века, существует фактически на субсидии ЮНЕСКО. Удивительное место: дома построены друг на друге, ходишь по площадке и не знаешь, что это – чья-то крыша.
Оттуда по горному серпантину в мужской монастырь Махерас, основанный на том месте, где двое монахов-отшельников нашли икону Божией Матери, пронзенную ножом («махера» по-гречески «нож»). Оригинал (боюсь даже предполагать, сколько ему сотен лет) находится на иконостасе монастырской церкви, которая сама по себе – эхо Византии. Кажется, в ней сохранился этот золотисто-лазурный дух кесари, это ощущение чистого православия. Там даже батюшка был какой-то древний; не в смысле старый, а такой… архаичный. Вообще на Кипре, где никогда не было иконоборчества, были спрятаны и затем случайно обнаружены многие иконы, поэтому монастыри или церкви, заложенные на местах находок – далеко не редкость.
Мы продолжили наш путь в горах. Остановились на 1,4 км над уровнем моря. Стояла над обрывом, а голову вело от разряженного воздуха. Ощущение пьяной радости. В такие моменты невольно задумаешься, почему люди не летают?.. Ах да, потому что крылья мешали бы им ползать… Так что поползли дальше, в деревню Лефкара, знаменитую своей уникальной вышивкой и серебряными изделиями. Впрочем, поскольку наступил самый пик жары, и никому не хотелось особенно выслушивать длинные речи об особенностях стиля «лефкаритика», Михаил отправил мастерицу-хохотушку варить кофе для гостей, а сам в общих чертах поведал… нет, не секреты изготовления льняных салфеток и серебряных оплеток для бокалов - некоторые лингвистические нюансы. Дело в том, что, когда вышивальщица поприветствовала нас по-русски, одна дама из группы захлопала в ладоши и закричала «Ура! Ура!», а мастерица ни с того ни с сего упала в кресло, заливисто хохоча. В чем дело? Михаил пояснил: «А какая, по-вашему, должна быть реакция у человека, когда он видит взрослую женщину, аплодирующую и кричащую «Хвостики! Хвостики!» А пожелание «хорошего пути» звучит для грекоговорящего, как страшная нецензурщина.
Посидев в приятной компании на прохладной террасе за чашкой изумительно вкусного кофе (который я в принципе не пью, но этот понравился ), группа двинулась дальше, на верблюжью ферму. Несмотря на свой почтенный возраст, Рина позволила себе впасть в щенячий восторг от созерцания кораблей пустыни. Правда, это чувство не был взаимным; верблюды отнесли ко мне вежливо, но с прохладцей. Некоторую нежность к посетителям они проявляют, только когда видят в их руках пакет с сушеными стручками. Пришлось покупать расположение горбунов лакомством.
Домой возвращались немного утомленные, но полные самых положительных впечатлений. В блаженном молчании, ибо ни у Михаила, ни у Ольги (той самой, что вопила про хвостики, а потом выяснилось, что она по образованию конферансье) не осталось сил болтать на обратном пути. Но, как выяснилось, экскурсия была не единственным сюрпризом дня. По возвращении всех жаждавших искупаться ждало неприятное разочарование – поднялся шторм. Чистейшее небо, яркое солнце, шквальный ветер и утробный гул растревоженного моря. Если не видеть, как тяжелые валы бросает на острые скалы, то почти невозможно поверить в то, что этот низкий рёв, разносящийся далеко по побережью, неодушевлен. Что за ним не стоит разъяренный разум чудовища. Даже вода не была похожа на воду – скорее на расплавленную бирюзу. Ну или на раздуваемые ветром полотна аквамаринового шелка…Волнение так и не улеглось за три дня и три ночи. Да, мое пристрастие к ночным прогулкам привело меня на берег, послушать хор морских голосов. В заливе волны, конечно же, намного меньше, но что творилось под покровом темноты за пределами бухты… о том смертным никогда не узнать, а кому посчастливилось – тот никогда не расскажет. Потому что не положено им разговаривать с сухопутными живыми.
22 мая. И вот пришло время возвращаться. Из одной небыли в другую. К пьяным весенним сумеркам пропитанного сыростью Питера. К фантомным болям завуалированной нежности. К Сирени.


@темы: эликсир души, культура, дорожное

14:28 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Сколько же всего еще нужно сделать, чтобы чувство долга приобрело свои нормальные размеры... Приходится писать задним числом, потому как на тот момент, когда все это могло сойти за новость, нашлись более насущные занятия (тезисы, ага).

В воскресенье ходила на мини-концерт трио Viaggia в шведксую церковь. Гитара, скрипка и аккордеон; играли классику, во втором отделении - танго. Звучание удивительное: порой казалось, что звук исходит не от инструментов, что он сам по себе существует в воздухе, таким он был чистым и легким. Ему не хватало только глубины, от которой мороз по коже и необъяснимое волнение охватывает. Просто музыка, светлая, непорочная. Разумеется, иначе кто бы пустил таких музыкантов в церковь смущать умы и совесть благочестивых прихожан? Удивительное явление: танго, лишенное своей темной и душной, как аргентинская ночь, составляющей... Или дело в привитых вкусах? Мало что покажется таким уж немыслимым после школы А.М.
Да... Изощренный способ согрешить - музыка портовых притонов в божьем доме. Тончайший намек на то, что скрывается за выхолощенными речами и помыслами.
Впрочем, сама церковь, где специально отряженные люди беззастенчиво требуют денег на нужды прихода да еще делают недовольную мину, если дашь меньше, чем ожидалось, вызвает некоторое сомнение.
Незапланированной, но гораздо более искреннней и интересной получилась встреча с музыкой на улице, возле Академки, где некий народный ансамбль играл на сампоньо. Индейская музыка в городском шуме - привнесенное воспоминание о приволье прерий, о неприступности красных скал, причудливо источенных ветром. Обязательно выложу здесь несколько мелодий, если удастся перевести их в какой-нибудь человеческий формат.

И еще та странная история, которую я обещала поведать. Существует такое поверье, будто у каждого человека на Земле есть двойник-отражение, не обязательно в точности на него похожий, но близкий по облику и поведению, речам и мыслям. На днях один тип на улице спросил меня, пробовала ли я писать стихи. Я ответила, что лучше вообще не брать пера и бумаги в руки, чем писать дурные стихи... "Поэт - он пишет для себя, - сказал мой случайный собеседник. - И никто кроме него самого и его друзей не поймет, что он хотел сказать. Так что не обращайте внимания на мнение окружающих, пишите для себя." И все бы ничего - я давно привыкла к тому, что разнообразые неадекватные личности (преимущественно мужеского полу, не очень молодые и не особо трезвые, но с явной претензией на интеллигентность) пытаются пообщаться со мной на отвлеченно-философские темы. Но этот... практически дословно повторил то, что однажды мне сказал Артур по поводу творчества... И про Одессу.
Я не верю в совпадения такого рода, не верю в существование настолько общих тем, чтобы два разных человека могли высказаться по ним с точностью до постороения фразы.
Но все это глупости и сантименты.

@музыка: Conquest of paradise

@темы: культура, мысли без вектора

23:04 

Jag kommer att guida lite...

Listen how calmly I can tell you the whole story

Поскольку в понедельник я неожиданно для самой себя загорелась желанием поводить по Питеру финского гостя (ни разу доселе не посещавшего Северную столицу), а заодно попрактиковаться во всех известных мне языках, то сегодня исполняла роль чичероне. В программе было: посещение Александро-Невской лавры (на службу к 10 утра), поездка в универ (ибо никто до последнего момента не знал, что в канцелярии требуются документы тов. Тиккала), посещение Петропавловской крепости и Васильевского острова (уж не знаю, почему его так тянуло туда). Прикинув, видимо, что день обещает быть и без того насыщенным, Кари (так зовут финна) сразу предложил "Давай забьем на лавру", что мы и сделали. Решив организационные вопросы в ИМОПе, мы отправились в большое путешествие по городу. Погода располагала к дальним променадам. Экскурсия получилась несколько специфической, никаких вам "посмотрите направо. Казанский собор был построен... на его постройку ушло... бла-бла-бла". Кари познакомился с реалиями российской жизни (о, это магическое и совершенно непонятное иностранцу слово маршрутка), узнал о поэтах Серебряного века, о Максиме Горьком и Леониде Андрееве, о Михаиле Шемякине (скульптура Петра его явно впечатлила), о том, какие экспонаты выставлены в пресловутой Кунсткамере (впервые увидела человека, который после слов "заспиртованный уродец" не скривился :) ). Сложно сказать, какой же в конце концов образ Петербурга сложился в его рыжей финской голове, но однозначно не та заштампованная многотиражка, что предлагают сотни путеводителей, переписывающих одни и те же фразы друг у друга...
...потом мы сидели в "Идеальной чашке", пили кофе, сравнивали социальную ситуацию в России со скандинавской, периодически перехватывали быстрые подозрительные взгляды из-за соседнего столика. Когда настало время расходиться по домам, и мы, повожая друг друга до ближайшего метро, усталые и довольные брели через Дворцовый мост, Кари поверг меня... просто поверг. "Парочки гуляют, - задумчиво произнес он и добавил как-то испуганно, - а вот мы с тобой рядом идем, нас за парочку не примут?" Финно туристо - облико морале, однако. Уже у метро, на вполне закономерный вопрос, найдет ли он сам дорогу к гостинице, мистер Тиккала гордо ответил: "Jag aer en stor pojke!" В благодарность за экскурсию подарив мне диск с музыкой Яна Сибелиуса, Кари отправился "домой", отдыхать перед концертом.
В общем, как говорят шведы, det var en mysig dag. Конечно, его можно было бы употребить в куда более благородных целях: дописать курсовую, например; но это грозило бы мне окончательной потерей оставшегося скудного разума. "Я подумаю об этом завтра". Да...
P.S. Может быть, завтра охотница еще расскажет одну прелюбопытнейшую историю, что поизошла с ней во вторник, из разряда совпадений, которые встречаются с вероятностью в одну миллиардную.


@музыка: марш финских охотников

@настроение: позитивное

@темы: idag, культура

01:06 

Шведская музыка

Listen how calmly I can tell you the whole story
Музыкальная сфера шведской культуры многообразна: тут и популярные исполнители, и суровые металлисты, и эпичные фолк-рокеры. Многие имена и названия групп на слуху, некоторые считаются культовыми (ABBA :beg:, но есть и совершенно неизвестные за пределами Швеции музыканты. Вот о них и пойдет речь.
Корнелис Врейсвик - шведский Булат Окуджава. Его родители эмигрировали из Нидерландов в Швецию, когда Корнелису было 12; радикальная смена обстановки ничуть его не травмировала. Напротив, мальчик полюбил новую родину, ее язык и культуру. В 60-е годы Врейсвик бродяжничал, писал стихи и музыку, выступал на подмостках провинциальных театров. Натура экспрессивная, Корнелис за свою жизнь побывал во многих переделках: дрался из-за женщины, сидел в тюрьме, испытал на себе долю бездомного; но несмотря ни на какие трудности он продолжал писать великолепные тексты, романтичные, легкие, иногда хулиганистые, тонко-ироничные. Его музыкальное наследие весьма обширно. В его балладах впервые стал появляться социальный подтекст, типичные образы - Фредрик Окаре, Пуларен Пэр. И Анн-Катрин, конечно же. Единственная любовь на всю жизнь. Вопреки всему.

Текст
Музыка эмигрантов - тоже типично шведское явление. Эмигрантов в стране свеев очень много, преимущественно с ближнего Востока. Как правило, они живут очень замкнуто, общинами на окраинах больших и не очень городов, страясь сохранить культурную самобытность. Разумеется, сами они никак не классифицируют свое творчество, просто складывают песни о трудной жизни "на районе", о том, каково это - быть реальным парнем. В нашем понимании - что-то вроде арабского хип-хопа. Но есть среди эмигрантов и менее "радикальные случаи". Например, Лале Поуркарим, девушка с иранскими корнями. Пишет забавные песни с восточным колоритом. А это - сакраментальная песня о блудном старшем брате.

Ну и напоследок - Никлас Стрёмстедд, популярный исполнитель и композитор. Автор текстов для мюзикла Mamma mia! Его песня Sista morgonen (Последнее утро) стала хитом.

Текст

@темы: культура, песня

22:18 

Культура: Януш Вишневский

Listen how calmly I can tell you the whole story
В начале недели устроила себе взрыв культурной жизни, ибо универ, курсовые, переводы, доклады - это, конечно, замечательно, но хотелось ненадолго отвлечься, а заодно обогатиться духовно (ибо с начала года не выходила в свет).
2 декабря побывала на открытом интервью с Янушем Вишневским, но это событие как-то выветрилось из головы под воздействием более насущных проблем, и только сегодня, увидев у однокурсницы книгу "Одиночество в сети", я вспомнила, что собиралась написать небольшой отчет. Итак...
Не люблю, когда ярлык "культовый" вешают на действительно достойные произведения литературы и на самих авторов. Культ - это нечто из области массового потребления, "опиум для народа". Когда большинство начинает водить хороводы вокруг свежевыпущенного романа и бить земные поклоны писателю, это означает, что чтиво незамысловато, отвечает потребностям, написано под требования эпохи и народа, который во все времена хотел хлеба и зрелищ, желательно, максимально доступных обывательскому пониманию. "Одиночество в сети", разумеется, нельзя отнести к краеугольным камням литературы, но на фоне прочих "шедевров" эта история не кажется такой уж пустой. К вопросу о массовости прочтения: да, наверняка у половины Питера теперь на книжной полке есть том Вишневского, но это, поверьте, далеко не та вещь, которую можно между прочим пролистать в метро по дороге на работу. Это настолько личное, тонко прочувствованное и пойманное в силки слов, настолько сильное и правдивое, что для чтения необходимо одиночество, сосредоточение.
В отличие от книги, встреча с автором не произвела на меня столь сильного положительного впечатления. Интервью проводилось в одном из торговых залов Дома книги, желающих поглазеть-послушать собралось изрядное количество. Пан Вишневский поприветствовал публику по-русски, чем вызвал восторг поклонников. Далее корреспондент "Вечернего Петербурга" начала беседу, а все хорошее закончилось. Речь журналистки била по ушам глубокомысленным "э-э-э" (сразу вспомнила, что получается, когда готовишь доклад на семинар за пять минут до выступления), а переводчика, несмотря на микрофон, вовсе не было слышно. Послушав минут двадцать польскую речь и уловив, что "Одиночество в сети" - это исповедь непризнанного ученого, я поехала домой. Думаю, что ответ на главный вопрос так и не был озвучен, а значит, жалеть об упущенном не следует.

@настроение: майн готт! Я разучилась сочинять!

@темы: культура, встречи

20:34 

Глава 27

Listen how calmly I can tell you the whole story
Посмотрела вчера ночью сие творение рук человеческих... Ожидала от картины чего-то большего зря сидела, глаза портила Понятно, что режиссер хотел нагнести обстановку и добиться глубокого психологизма, преподнести историю убийцы идола миллионов - а значит, тоже своего рода культовой личности, но... не впечатлило. А может, дело в моем предвзятом отношении поклонницы мистера Лето: внимание сосредотачивается не на фабуле фильма в целом, а рассеивается на колоритную фигуру Джа, его настоящий голос под русской озвучкой и пр.

Сегодня намечается плодотворный вечер, плавно переходящий в творческую ночь. Сначала, конечно, нужно добить универовские задания, дочитать монографию про викингов, дописать классификацию конфликтов, познакомиться с товарищем Гербертом Спенсером, а потом... Потом начнутся танцы на полях (с) Кошка Мёбиуса

[J]И... да. Нашла себе созвучие на этот период бытия. A-ha. [/J]

@музыка: SUMMER MOVED ON!

@настроение: деятельное

@темы: культура

23:56 

"Саломея" Р.Виктюка

Listen how calmly I can tell you the whole story

Однажды А.М. сказал мне, что новая постановка "Служанок" - балаган с бордельным разгулом. Видимо, он давно не бывал на "Саломее", ибо оная больше подходит под вышеозначенное определение.
Спектаклю 10 лет, но впечатление такое, будто его наскоро отрепетировали и сегодня выпустили ребят на подмостки, а они, бедные, так стараются ради первого раза, что выходит как-то натужно. Нет целостности, какой-то связующей мысли. Переходы в виде суфлерского голоса, прочитывающего ремарки из пьесы, выглядят как полное отсутствие фантазии, как дилетантский ход (который, по идее, должен быть фишкой, авторской находкой). Действо слишком прямолинейно, будто режиссер не надеялся на проницательность зрителя. Нет "двойного дна"; идеи, до которых люди в зале должны додуматься сами (ибо на что тогда все потуги?), преподносятся в лоб, открытым текстом. Помилуйте, но мы же не настолько глупы, Роман Григорьевич, чтобы нам класть в рот разжеванный материал. Или вы полагаете, что мы приходим не за пищей для ума, а исключительно ради прекраных мужских тел?
Или, напротив, спектакль слишком символичен, и я не понимаю тонких лицедейских метафор господина Виктюка? Может, вы столь иносказательны, что я просто не проникаю в суть тончайшего плетения образов и мыслей? Так тоже бывает: перебор с подтекстом.

Короче говоря, историю Оскара Уайльда лучше изучать по первоисточникам, то есть по произведениям и письмам, ибо интерпретация... порой оставляет желать лучшего. Коммерция, с этим ничего не поделаешь.

Единственное спасибо Ивану Никульче, Роберту Россу - Иоканаану. Он был бесподобно скромен на фоне остальных пресонажей.

@темы: культура

17:50 

Литературно-приветственное

Listen how calmly I can tell you the whole story
Добро пожаловать, Тень весны! Располагайтесь!

Небольшая рецензия (ну люблю я разбирать полеты, что поделаешь!)
Несмотря на активную рекламу и пророчества критиков, роман Антона Сои "Эмобой" вряд ли приобретет статус культового в широких кругах читающей публики, хотя среди представиетлей субкультуры эмо, вероятно, произведет некоторое будоражащее воздействие. Картины загробной жизни Егора Трушина в черно-розовом подсознательном мире его подруги напоминают наркотические галлюцинации, что местами выглядит забавно. Незамысловатая история любви, наивной и непосредственной, немного героического пафоса, щепотка черного юмора... В повествовании чувствуется оригинальность замысла, исполнение на высоком уровне. Этакая современная версия "Алисы в Стране чудес" с определенной корректировкой на реалии XXI века. Этот роман нужно не осмыслять, а именно пропускать через сознание потоком самых разнообразных эмоций. Но - да простят меня поклониики таланта господина Сои! - снимать по его произведению "Ворона" я бы не стала, дабы не осквернять память Брендона Ли откровенной пародией.

@темы: культура, скажи мне, что ты читаешь

20:01 

"Служанки" Романа Виктюка

Listen how calmly I can tell you the whole story

Почему я оказалась там? Просто Риварес - на самом деле страшнейший провокатор, он так расписал необыкновенное очарование вновь поставленного спектакля, что я возгорелась желанием посмотреть - ЧТО ОНИ СДЕЛАЛИ ТАКОГО, раз восхищен столь тонкий ценитель...
Прежде всего: я не считаю и никогда не считала, что Виктюк - неприличен. В высшей степени нелепо называть искусство, тем более театральное, неприличным. Разумеется, ханжи были и будут. Но от их возмущенных воплей прекрасное не станет ужасным. Надо лишь приложить небольшое усилие, постараться и увидеть в новом, необычном - Красоту, Мысль, Эмоцию - вполне нормальные понятия, не выходящие за пределы общечеловеческой морали. Уверяю, оно того стоит! Любая работа над собой, направленная на расширение собственных взглядов, всегда оправдывается. Только надо честно и бескомпромиссно, не отступая и не жалея себя...
Сам Жан Жене считал, что в "Служанках" должны играть мужчины. И с этим сложно поспорить, посмотрев спектакль. Женщина... в ней нет этой дикости, этой безумной, оглушающей силы, нет... надрыва, что ли? Ну не сможет женщина вот так взорвать зал тишиной, криком крича: "Мадам прекрасна, Мадам нежна!!!" - чтобы зал замер, боясь выдохнуть, боясь жить в эти секунды, боясь помешать безумству момента.
Простая, казалось бы, история ненависти двух сестер-служанок к своей взбалмошной госпоже, немного юродивой, беззаветно и наивно любящей своего оклеветанного Месье - не такая уж сенсация. Но у Виктюка эта история подана в сюрреалистическом антураже, где смешались мотивы французских шансоньеток, балетная пластика, элементы театра Кабуки, каноны древнегреческих трагедий, мидийские костюмы, фантастический грим, европейский психологизм и некоторая абсурдность монологов - и в результате мы получаем неописуемую фантасмагорию, замешанную на сильнейших человеческих чувствах. Даже нельзя сказать, что содержится в квинтэссенции: страсть, ненависть, любовь, безумие - это просто очищенная ЭМОЦИЯ, первородный элемент, самая суть духа.
То, как мастерски перевоплощаются служанки в свою госпожу, как точно копируют ее манеру речи, жесты, слова - лишнее доказательство тому, что они - только кривые отражения, пародии, тени, не способные существовать сами по себе, сколь бы они не тщились обрести свободу. И кроваво-алое платье-мантия - символ не свободной воли, а грядущей гибели. Черно-алая гамма Клер и Соланж - это их страх и желание крови, их зависть и раболепство. Черно-белая гамма Мадам и Месье - стремление к любви, к непорочной идее Любви - ибо как может быть нечиста Идея?
Но довольно метафизики. лучше один раз увидеть, чем сто раз прочесть, не так ли?
галерея №1

галерея №2


@музыка: Je suis malade - из спектакля

@темы: культура

18:29 

Мужской балет

Listen how calmly I can tell you the whole story

Само по себе сочетание непривычное, странное и, думалось, не слишком удачное.
Труппа Михайловского - одно из немногих явлений, которые увлекают. Порождает не сиюминутный восторг, а некое чувство, сходное с влюбленностью.
Никакой ожидаемой в таких случаях пародийности или пошлости. Чистое искусство. Настоящее, серьезное. Это не мужик, изображающий женщину в образе лебедя. Это мужчина, танцующий со всей ответственностью профессионала, с нежностью и изяществом, присущими балету. Точность, вымеренность их движений, легкость, беззвучность шага - все это ново. В них нет ни грамма обычной мужской напористости, незатейливой грубоватости. Только упругая сила и энергия, сдержанные правилами танца и очертаниями тела.
Это единение изначально должных быть вмсете сущеностей, приводящее к идеальному, к совершенному. Даже с расстояние довольно близкого ты не увидишь изъянов или досадных несоответствий - их просто нет. Тонкие гибкие руки, точеные, не по-мужски изящные силуэты, ноги в тисках пуант. Ты видишь существо еще более прекрасное, чем женщина в ее чистом обличии - лишь тяжеловатые черты лица выдают тайну. Но блеск глаз, но шальные улыбки, в которых и радость от процесса дарения себе зрителям, и упоение танцем, и капелька лукавства - они похищают сердце.








@темы: культура

Soon it will be cold enough to build fires

главная