• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Настроение (список заголовков)
19:25 

Есть место на грешной земле, где солнце съедает вода...

Listen how calmly I can tell you the whole story
23:33 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Первый раз в жизни варила кофе в турке. Волнующий процесс...
Затрудняюсь сказать, кем я себя чувствовала в большей степени, колдуя над туркой - жительницей уютных мозаично-цветных улочек Ехо? Искушенной в приготовлении шадди талигойкой? Мориской? А может, повеяло сухим горячим ветром пустыни, послышался змеиный шорох песка, неясным жарким маревом задрожал оранжево-бирюзовый лик Марокко...
Здесь невозможна европейская скорость, немыслимо отступление от самомалейших правил; ритуал требует восточной сконцентрированной размеренности, вдумчивой неторопливости и обязательно - вкуса к процессу.
Мне нравятся предметы и занятия, создающие настроение, погружающие в определенную атмосферу, маленькая бытовая магия аккуратных баночек со специями, сухих букетиков трав, грубовато-добротной глиняной посуды... в моем доме непременно найдется место этому повседневному волшебству.




@темы: embed media, вечернее, мысли без вектора, настроение, песня

22:55 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Ты, на девятнадцать лет брошенный в прозябании -
Злоба росла в твоем сердце всё это долгое время...

Остановись, раненое дитя, остановись...



@настроение: изнывать от нежности

@темы: embed media, настроение, песня

21:48 

Listen how calmly I can tell you the whole story
01:39 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:40 

"В центре осени наконец примиряешься с ее основными законами"

Listen how calmly I can tell you the whole story
23:29 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник...
в принципе, на этом можно было бы и закончить, ибо в сон клонит непреодолимо. Я устроилась так уютно и замечательно, как только можно пожелать в конце рабочей недели, поздним вечером холодного ветреного октябрьского дня. Мягкая тяжесть одеяла на коленях, она так ласково придавливает, как лапа прирученного тигра, и хочется зарыться в это обволакивающее тепло, забраться в норку, закутаться в сонную негу и провалиться сквозь кроличью нору в те размыто-пастельные миры, где прошлой ночью я собирала паутинки, где не действуют законы логики и физики и куда не долетишь на самолете самого дальнего следования. Стоит закрыть глаза, и вот они - поднимаются из ничего, как детская книжка-раскладушка, а потом точно так же осыпаются в ничто...
Говорят, можно научиться удерживать эти миры от неизбежного разрушения с пробуждением, можно возвращаться в полюбившиеся города, существующие на карте Запределья. Изумительно красивый индеец укоризненно взирает на меня с добротного переплета "Учения дона Хуана", за которое я все никак не возьмусь. Впрочем, боюсь, методы почтенного Хуана не для средних умов и отнюдь не для европейской психики...

@темы: вечернее, настроение

22:00 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник,
вчера смотрела по "Культуре" творческий вечер Анатолия Белого "Послушайте!" Читал Мандельштама, Пастернака, Бродского и Маяковского. Читал хорошо, с акцентами и паузами, со злостью, с гневным отчаянием, с улыбкой в голосе и какой-то легкой, простой, без камня за пазухой, смешинкой над собой и над зеваками вокруг. Насчет Бродского, конечно, не соглашусь - по мне, его строки должны звучать иначе, но здесь, как говорится, не может быть единого мнения. И не одно копье будет преломлено на сем поле.
Я, впрочем, не о манере драматической декламации, а о самой поэзии. Если задаться вопросом в духе школьной литературной программы: как вы думаете, что такое поэзия? - каков будет ваш ответ? Ок, не говорите вслух, если боитесь, что получится недостаточно складно для столь высокой материи. Я тоже не буду давать развернутого определения - это скучно и сухо, да и не могу по ка сложить его, определение это, пригодное для какого-нибудь толкового словаря. Но вот отдельные свойства, из которых складывается для меня поэзия - и первое из них: простые слова, сложенные в безупречном порядке в необычный узор.

Тишина, ты - лучшее
Из всего, что слышал.

Пронесшейся грозою полон воздух.
Все ожило, все дышит, как в раю.
Всем роспуском кистей лиловогроздыx
Сирень вбирает свежести струю.

На бледно-голубой эмали,
Какая мыслима в апреле,
Березы ветви поднимали
И незаметно вечерели.

Невыразимая печаль
Открыла два огромных глаза,
Цветочная проснулась ваза
И выплеснула свой хрусталь.

Свивает осень в листьях эти гнезда.
Здесь в листьях
осень, стук тепла,
плеск веток, дрожь сквозь день,
сквозь воздух,
завернутые листьями тела
птиц горячи.
Здесь дождь.


Здесь нет невольной фальши натужной красивости и выспренности, которой так грешат любители от стихотворчества, юные восторженные стихоплеты, те самые, "с сухой розой, томиком Северянина и пистолетом Лепажа в качестве радикального средства от несчастной любви."
Всё, что нравится и вызывает отклик, хочется продолжить, умножить, повторить, присвоить. Что значит "выучить наизусть"? Сделать духовно - своим. Как мы учим и учимся? Повторяя. Ужасно, до тоски, до нервной дрожи захотелось самой писать стихи. Но ритм моей мысли не совпадает с ритмом бытия, навязанным "взрослой жизнью". Нет времени ждать, пока кристаллизуются строки, нет времени раздумывать над белым листом, совершенно некогда медитировать на заоконное "золото в лазури". Как сотворить что-то путное, не имею возможности просто оглядеться по сторонам?

Переплетала сегодня том Ремарка (издательство "Литература артистикэ, Кишинеу", спасла из Маяковки). Когда-нибудь накоплю денег, чтобы позволить себе стать хозяйкой букинистической лавки.

@темы: настроение

23:44 

Пространственное восприятие

Listen how calmly I can tell you the whole story
Беззвучным взрывом лес умирает – нам не спастись от тягучей, ударной, мощной волны
сладкой хандры
Какая нынче прекрасная осень, что даже не тянет…или…а может…всё-таки...


Спросите, причем здесь осень, в середине августа? А просто ничего не поделать с верностью ощущений. Какой-то загадочный орган, отвечающий за эмоциональное восприятие реальности, уверенно сообщает, что всё - осень. Скоро. Неизбежно.

Когда год за годом ходишь проторенным маршрутом, одними и теми же улицами, мимо стен, знакомых до последней щербины в штукатурке, когда ходишь вдоль поверхности - разве не кажется, что дома, составляющие кубы кварталов, это пустой объем? Пустые гулкие коробки, в которых сухими семенами шуршит забытое время. А кто поручится за то, что зелено-ветвистый фасад парка - не рисунок на сценическом заднике? Как почувствовать, что окружающее тебя - настоящее, а не декорация в чьей-то большой пьесе? Просто. Проникнуть в суть вещей. Свернуть с удобно-прямого тротуара. В случайно открытый дореволюционный подъезд, где вьются чугунной ковки цветы на лестничных перилах. В сумрачный парк. Чтобы полый объем для сознания наполнился наконец-то содержанием.

@темы: фотографии, настроение, мой город

22:56 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник,
за окном - совсем осень. Один сезон холодного ветра и низкого, плаксивого неба перетек в другой без передышки на хорошую погоду. В пору повесить перед глазами записку-напоминание, какое сейчас время года. Дни на работе летят, летят незаметно, вроде бы только пришла, и вот уже шесть - и никаких сожалений, когда на улице так чахоточно.


Из достопримечательностей рядом с моей работой - Финляндский вокзал и некоторое количество прибывающих-убывающих финнов, некогда подорванный Ленин на броневике, "Кресты", Военно-медицинская академия, площадь с фонтанами и Нева. На обеде можно пойти на набережную, помедитировать на текущую воду, послушать плеск волн о розоватый гранит. По Неве медленно, совсем незаметно, если наблюдать пристально, тянется баржа, носятся, оставляя за собой пенные шлейфы взрезанной воды, юркие катерки - как будто перед тобой Венецианская лагуна или Гудзон. Так хорошо, мирно и покойно - искрящийся речной атлас, запах водорослей, чайки, мерное покачивание понтона. Хорошо. Я - здесь и сейчас.

@музыка: Emancipator

@темы: мысли без вектора, настроение, песня

22:55 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Дорогой дневник,
сегодня пятница, 13-е, но сей факт никоим образом не отразился на окружающем меня пространстве, времени и событиях. Разве что дождь длинною в целый рабочий день. Утром из-за Невы надвигались угрожающей синевы тучи, неспешно, но неотвратимо, красиво и тревожно - верно, так вступает войско победителя в покорившийся город; и холодящий, но не холодный порывистый ветер сладок от липового цвета, и нервно и радостно трепещет сердце, предчувствуя и заранее приветствуя стихию. И хочется, обратившись к засвинцовевшему небу, крикнуть "Пусть сильнее грянет буря!" Оказать с эпицентре ненастья, в неистовом вихре, в хлещущем ливне - и то ли смеяться, то ли рыдать от дикого, языческого, первобытного счастья быть один на один с этой огромной, почти разумной силой. Пугающий восторг - словно дух стихии сжался, сконцентрировался и уменьшенной, но отнюдь не ослабшей копией вошел в твою душу, или наоборот - разросся во всю необъятную ширь небес, вырвавшись на выдохе.

Но буря благоразумно грянула, лишь когда я переступила порог работы. Сегодня впервые с начала лета мы сидели при искусственном свете - потому что за окнами было сумеречно, как будто весь объем воздуха - это вода в стакане, и кто-то обмакнул в нее кончик кисточки с черной акварелью. В распахнутое окно дождь во всю силу своих легких вдыхал влажную, бодрую свежесть, и так уютно барабанили капли - будто и не работе вовсе, и не вьются кругом беспокойные клиенты, никого и ничего лишнего и неприятного - только шум дождя прямо в зале, за плечом.

Это, кстати, наше с Дашей любимое развлечение - открывать окно, чтобы проветрить зал (стенка выходит на солнечную сторону, кондиционер не спасает от слова "совсем"). Почему "развлечение", спросите вы? Потому что нужно сначала залезть на стол, потом на широченный подоконник, дотянуться до фрамуги - и всё это в виду камер (и соответственно, охраны) и курящих снаружи работников соседнего ведомства. А вечером приходит наш завхоз, который по совместительству главный по технике безопасности (и военный переводчик с фарси в боевом прошлом), и со вздохом недовольства проделывает те же акробатические фокусы, чтобы окно закрыть.

На работе весело, как может быть только в шведском банке. Это, конечно, куда жестче, чем на практике, когда с тебя почти никакого спроса и ответственности, но не очень страшно, особенно если клиенты не хотят выписки в цветочек, чтобы за них заполнили чек и еще Луну с неба.

Плюс ко всему, в порядке финального, не очень важного замечания, новая атмосфера как-то удивительно повлияла на мое женское самосознание. То есть... как бы это сформулировать? Оно только тут и вспыхнуло, самосознание это. Впрочем, нет. Это слишком личное и малообъяснимое. Не хочу сейчас, не буду.

@темы: idag, настроение, работа

23:08 

Listen how calmly I can tell you the whole story
За последние сутки во мне подохла пара миллионов нервных клеток.
Серьезно подумывала о самоубийстве, но как обычно, все утряслось (более или менее) само собой. И за что мне, дуре этакой, столько везения на небесах отвалили? Нет-нет, не подумайте, я не в претензии, просто интересно.
Счастье - это что? Это когда семь часов безвылазно принимаешь экзамен, а потом с чувством исполненного долга уползаешь домой, садишься на велик - и вперед. Из Сосновки тянет пряной летней лесной сыростью, сладковато пахнет скошенная трава, горчит нотка персидской сирени. Обратно, только когда усталость мозга развеется, перейдет в усталость мышечную, впрочем, приятную. Вечер в компании хорошей книги. И никакого подъема по будильнику завтра. Чем черт не шутит, может, даже на йогу с утра схожу.

@темы: мысли без вектора, настроение

23:12 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Привет, дневник.
I've got some things to tell about. Вот странно: доработалась преподавателем, теперь бывает проще выражаться не по-русски. Как барышням-дворянкам в XIX веке.
Летний интенсив немножко сводит меня с ума - прошлую неделю отработала, как заведенная (потому что не удосужилась подготовиться как следует в течение семестра). Пять часов на сон - кто-то, конечно, скажет, что это по-королевски шикарно, но я рассыпаюсь. Состояние неописуемо-стеклянно-хрупкое. Можно немного подремать в метро, но почти не помогает. Студенты предпочитают отмалчиваться; закономерный вопрос - какого тогда было записываться на этот курс? У меня две группы - мальчуковая и девчачья, как-то так получилось. Мальчишки неуправляемы - вы же понимаете, они взрослые и независимые, у них свои неотложные дела, которыми можно заниматься перед носом преподавателя, не обращая внимания на ее попытки организовать групповую работу. Можно договориться до потери голоса и допрыгаться до изнеможения, а отклик останется нулевым. Зато не забывают строить глазки, мачо-засранцы. И ладно бы, языком хорошо владели, чтобы знания позволяли им вот так прохлаждаться, но ведь и того нет. Слава Создателю, остался один день. С девочками, разумеется, проще, и тут был такой разрыв шаблона. Поначалу, когда я увидела списки, то слегка выпала в осадок - три явно кавказских имени. По рассказам кафедральных коллег знаю, что это аудитория проблемная, во многих смыслах. А оказалось всё наоборот. Студентки прилежные, исполнительные, неплохие знания, только очень застенчивые, но это культурное, никуда не денешься. Но после пары подходят, показывают переводы - и то хлеб.
Теперь вот принять экзамены у моего родного четвертого курса (во истину, всё познается в сравнении - эти ребята и правда стали мне близки, и на фоне третьекурсников даже не кажутся такими уж оболтусами), рассчитаться с институтом - и в банк. Не покидает предчувствие, что на прощание мне устроят показательно-воспитательную выволочку перед студентами. Любят у нас такие методы. Мать говорит, какая тебе печаль, всё равно ведь уходишь. Но хотелось бы уйти по-дружески, а не оплеванной и с репутацией никчемного никудышного человека, которому по ошибке доверили высокое звание преподавателя.
Вообще, господа, запуталась я. Столько всякого навернулось а с моей любовью осмыслять каждое событие и каждый предпринятый шаг - я в когнитивном расстройстве и хочу в пампасы, на природу, подальше от человечества и цивилизации, чтобы просто спокойно поразмышлять.

В последнее время ощущаю некую потерянность. О, скажете вы, начались подростковые страдания. "Никто меня не понимает и молча гибнуть я должна." На самом деле не так. Это не жалоба, просто констатация факта. Все течет, все изменяется - изменились и мои взаимоотношения с родными, потому что теперь не получается не видеть или осознанно закрывать глаза на многое. Прощание с инфантилизмом довольно болезненно, но, по-видимому, неизбежно. Итак, отца/отчима у меня больше нет - живет со своей престарелой конкубиной в Минске, что не мешает ему ежедневно названивать матери и плакать в трубку и стенать о том, как ему плохо и как он скучает. Как будто это она его выгнала. Сам ведь унесся на всех парусах, так полыхал костер любви. Моментами я почти готова плюнуть на все и восстановить с ним отношения, но какая-то упрямая тварь во мне каждый раз наступает на горло и не позволяет выйти на встречу и просто поздороваться. Очень обидчивая, злопамятная, брезгливая тварь, страдающая непомерной гордыней и глупостью.
Мать активно дружит с дядей Сашей, потомком немецкого баронского рода Фогельгезанг. Дядя Саша - честный милиционер и по совместительству большое и шумное трепло. Его в моем доме в последнее время стало слишком много, и это удручает. Ужасно не люблю чужих людей в доме, который должен быть моей неприступной, надежной крепостью, в которой можно спрятаться от людей и всего мира. А мир и люди упорно рвутся внутрь, громко разговаривают, остаются заполночь и лезут ко мне налаживать контакт. Отстаньте от социофоба-книжника! Вы ввергаете меня в панику и непреходящий стресс. Брысь все! Боже, я на работе постоянно в окружении всяческих посторонних личностей, я хочу прийти домой и замкнуться в уютной раковине, никого не видеть и не слышать, а тут каждый вечер - выступления на бис. Да нет, не подумайте, я не гоняю материных кавалеров, я же хорошо воспитана - а отче вот сказал на прощание, что я не дам матери ни с одним мужиком жить. Вообще, его это дело?
Нет, определенно, надо съезжать, благо есть куда.
Но и тут есть свое "но". Это в мыслях моих идеалистических я мирно отчалю жить к деду, у которого есть три шкафа книг, торшер и глубокое кресло, и иногда, когда нападет особенное задушевное настроение, можно поговорить обо всем-всем-всем: о литературе, о педагогическом опыте, о международных событиях, о малой родине... но это только мечта. Потому что дед мой при всех своих достоинствах пьет, превращаясь в бессмысленную скотину, чем внушает мне глубокое отвращение. Это прямо парадокс. Как будто я общаюсь с двумя разными людьми. Я его люблю, но стоит ему напиться, буквально готова убить - за то, в какое поганое, тупое отребье он сам себя превращает. Так больно. А в детстве я совсем этого не понимала. И когда в деревне ходила с прутом пригонять деда с его братцем, обоих в дымину пьяных, домой с реки, не понимала, почему соседи смеются. Я была при деле, вернуть непутевых под крышу, под надзор, чтобы ничего не случилось. И какое мне там дело до ехидных подленьких улыбочек. Только было очень страшно, когда деды начинали драться, в сотый раз по пьяной лавочке деля имущество. А так, я их любила.
А к чему я это всё... А, да. Семья как-то распалась. Нет единого рода, нет семейного круга, куда можно приткнуться в любом случае. Есть отдельные люди, в отношении каждого приходится заново выстраивать линию поведения. Что-то странное творится.

@темы: idag, вечернее, настроение

23:15 

Listen how calmly I can tell you the whole story


Он был старше ее, она была хороша
В ее маленьком теле гостила душа
Они ходили вдвоем, они не ссорились по мелочам
И все вокруг говорили - чем не муж и жена
И лишь одна ерунда его сводила с ума -
Он любил ее, она любила летать по ночам

Он страдал, если за окном темно
Он не спал, на ночь запирал окно
Он рыдал, пил на кухне горький чай
В час, когда она летала по ночам
А потом поутру она клялась,
Что вчера - это был последний раз
Он прощал, но ночью за окном темно
И она улетала все равно

А он дарил ей розы, покупал ей духи,
Посвящал ей песни, читал ей стихи,
Он хватался за нитку, как последний дурак
Он боялся, что когда-нибудь под полной луной
Она забудет дорогу домой
И однажды ночью вышло именно так

Он страдал, если за окном темно
Он не спал, на ночь запирал окно
Он рыдал, пил на кухне горький чай
В час, когда она летала по ночам
А потом поутру она клялась,
Что вчера - это был последний раз
Он молчал, но ночью за окном темно
И она улетала все равно

И три дня и три ночи он не спал и не ел,
Он сидел у окна и на небо глядел,
Он твердил ее имя, выходил встречать на карниз.
А когда покатилась на убыль луна
Он шагнул из окна, как шагала она,
Он взлетел, как взлетала она, но не вверх, а вниз.

Он страдал, если за окном темно
Он не спал, на ночь запирал окно
Он рыдал, пил на кухне горький чай
В час, когда она летала по ночам
А потом поутру она клялась,
Что вчера - это был последний раз
Он прощал, но ночью за окном темно
И она улетала все равно

@темы: embed media, настроение, песня

23:05 

Listen how calmly I can tell you the whole story
Несказанно радуют сухие тротуары, долгожданное робкое тепло, солнечный свет и пронизывающее легкий апрельский воздух тонкое, на грани ощутимости, обещание Весны. Каждый раз это так странно, неправдоподобно, почти сказочно. И я не напоминаю себе, что это нормальный ход вещей - мне нравится воспринимать Весну, как неожиданное, случайное чудо.
Вчера всё валилось из рук, голова была неприятно-пуста и легка, как сушеная тыква, и какая-то слезливая усталость, и жалость к себе, и почти "пошло всё к черту!" и опустить руки. Но я говорю себе, что всё относительно, и кто-то is working harder, и с другого полюса мои стрессы и расстройства смехотворны и недостойны внимания. Раньше подобное рассуждение вызвало бы только обидчивое "но я - не другие! Мне плохо!" А теперь это помогает собраться, встряхнуться, получить правильную мотивацию под воздействием голоса совести. Наверное, это значит, что я наконец повзрослела?
Сегодня от минутного слабоволия не осталось и следа, и голова снова на месте. Мы замечательно позанимались с Леной, настроение вышло на отметку "плюс", самоощущение попало в сектор "спокойствие и гармония".
Хочется заниматься чем-нибудь романтически-творчески-бесцельным: писать стихи прямо из сердца, делать черно-белые снимки во время бесконечных прогулок по городу, рассылать открытки в другие города и страны, чтобы потом в волнительном предвкушении открывать почтовый ящик, ожидая обнаружить там что-то помимо счетов.


@темы: весна, настроение

21:52 

lock Доступ к записи ограничен

Listen how calmly I can tell you the whole story
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:18 

Зачем говорить, когда есть музыка?

Listen how calmly I can tell you the whole story
23:09 

Harder, better, faster, stronger

Listen how calmly I can tell you the whole story
21:29 

...вы составили "Верность"...

Listen how calmly I can tell you the whole story

@настроение: возвышенное, лирическое, мечтательное

@темы: песня, настроение, выучить наизусть

20:12 

Белое море

Listen how calmly I can tell you the whole story
У Белого моря густо накрашены волны.
Скользкие камни прячут озябшую веху,
Тиной морскою сердце по скалы наполнив.
В темно-зеленые муфты из старого меха.

Белые чайки мели топчут веками,
Лишь покидая во время высоких приливов.
Связь между небом, землей, и людьми создавая,
Вечные стражи природного дикого мира.

Между зарёй и закатом расставлены снасти,
Новые дни собирают большие уловы,
Птичии крики - продрогшие судьбы отчасти,
Может и наши, оставшись когда то без крова..

На валуне моя бабка белье полоскала,
Чистила рыбу, а может, просто ждала,
Мужа с уловом, да только её вот не стало,
Чайки остались, море шальное и я.

*********************************************************

Запах соленого, влажного, прошлого, вечного,
А на руках от воды белоснежная соль.
Жизнь быстротечна и нет ничего бесконечного,
Только лишь память, а в сердце глубокая боль.

Отсюда: stihi.ru/2011/12/14/8677

@темы: выучить наизусть, настроение, стихи

Soon it will be cold enough to build fires

главная