Охотница Лу
Listen how calmly I can tell you the whole story

Много мыслей, мало слов. Желание и способность писать уменьшаются прямо пропорционально расстоянию между мной и клавиатурой.

В качестве нейтральной темы напишку небольшой книжный обзор на начало года.

 

Наконец-то прочитала роман-путешествие Мэтью Форта "Сицилия: сладкий мед, горькие лимоны". Покушалась на эту книгу давно, с того самого времени - страшно подумать! - как сама побывала на Сицилии, то есть с 2014г. Автор, британский публицист, ресторанный критик и ценитель кулинарного искусства, задался целью понять и показать читателям неповторимый дух Сицилии, ее противоречивый характер через призму традиционной кухни. Звучит заманчиво, не так ли? Однако мне роман показался всего лишь однообразным, бесцветным отчетом записного чревоугодника, кое-где разбавленным ожидаемыми и довольно-таки шаблонными лирическими отступлениями на тему обветшания исконной культуры острова и т.д. Каков подлинный национальный характер сицилийцев, как отразилась на судьбе и быте региона многонациональность его завоевателей и правителей, в чем заключается секрет привлекательности Сицилии - дать ясные ответы на эти вопросы, опираясь на бесконечные описания тех или иных блюд, сложновато. Быть может, все дело в том, что я не принадлежу к племени гурманов и не отношусь к кулинарии с той же страстью, что и автор. Для меня пища имеет прагматическое значение, как источник энергии и средство поддержания жизни, а потому рассуждения о сочетании фактуры рыбы и соуса представляются предметом скучным, малопонятным и трудновообразимым. Вероятно, гастрономическое равнодушие и не позволило мне оценить в полной мере изучение кухни отдельно взятого народа, как средство познания его души, истории, нравов и пр. От романа-путешествия всегда ожидаешь встречного ветра со страниц, чтобы он нес с собой волнующий аромат далекой чужой земли, чтобы можно было читать слова, как заклинания, и переноситься на другие континенты, колесить по удаленнейшим дорогам, заглядывать в уголки Земли, которые в реальности едва ли собирешься посетить. От романа-путешествия ожидаешь погружения в атмосферу описываемого города/страны/места, открытия портала для воображения... но это был не тот случай. Проблема то ли перевода, то ли авторского стиля, однако Сицилия в этом тексте неощутима... точнее так: у текста нет эмоционального вкуса, который можно было бы связать с Сицилией. В общем, я очень рада, что эта книга наконец-то закончилась.

 

Напротив, неожиданно увлекательной и познавательной оказалась монография "Зеленый мир старого Петербурга" - опять же, случайная находка из Маяковки. Автор последовательно рассматривает флору Петеребурга в различных эпохах и состояниях, начиная с допетровских таежных лесов и болот и заканчивая современными зелеными насаждениями и комнатными растениями, причем информация дается не только "ботаническая", но приводятся интереснейшие исторические справки о быте петербургского общества, о моде на определенные растения, о старинном законодательстве в части природоохраны. И вроде бы автор не сообщает сенсационных фактов: ну да, Петербург построен на болотах, которые по большей части замощены костями строителей, да, климат не ахти, да, растениям пришлось приспосабливаться к иной экологической среде - но вместе с тем все эти само собой разумеющиеся вещи звучат как-то ново и непривычно. В повседневной жизни ты не даешь себе труда обращать внимание на такие мелочи, как одуванчик, выросший буквально из бетонного фундамента типовой многоэтажки - а для него, как выясняется из монографии, есть целое понятие: растение-пристенник. Или, скажем, любимейшая пора золотой осени - ее просто не существовало бы в Петербурге, если бы не монаршее желание новорожденный город превратить в парадиз, подразумевающий наличие деревьев более "веселых", нежели вековые таежные ели, покрытые мхом. Да, древесная флора северной столицы в основном завозная, как оказалось (даже лиственницы!). Да и цветочная тоже. Бархатцы, водосбор, золотая розга, пижма, космея - все это гости с других континентов (тут же, кстати, удалось "опознать по фотографиям" некоторые цветы, растущие на даче).

Пока писала, поняла, что, наверное, это и было главное, чем понравилась книга - она помогает увидеть увлекательное и достойное более пристального внимания в привычном окружающем. К тому же речь в монографии чаще шла не об абстрактной петербургской растительности, а о конкретных местах города - садах, парках, усадьбах, оранжереях - которые можно посетить и сейчас. Хотя бы навестить милые руины дач начала прошлого века, которые еще сохраняют таинственность эпохи модерн.

 

 


@музыка: Brian Crain - Finding home

@темы: скажи мне, что ты читаешь